Час пик
Быстрый переход:




Система капитализма куда менее жизнеспособна, чем коммунизм, и следует признать полный провал ее идеологии

Автор: Владимир Губарь


В день Первомая, международного праздника трудящихся всего мира, есть повод еще раз задуматься о нашем прошлом и обратить взгляд в будущее.

Годы перестройки еще в СССР, а затем и независимости наглядно продемонстрировали, что капитализм (как это ни покажется парадоксальным) — куда менее жизнеспособная система, чем коммунизм. Даже если отбросить «кризисы», происходящие с завидной регулярностью, сама система построения экономики не выдерживает критики.

Самый наглядный пример — сельское хозяйство. Что предлагали коммунисты? Аграрии объединяются в группы и совместными усилиями решают все возникающие проблемы — и обработку земли, и получение орудий труда, и амортизацию последних, и получение заработной платы, и использование прибыли, и так далее, вплоть до финансирования строительства детских садов и школ.

Социалистическая система гарантировала все это. Правда, превратно понятая идея, в конечном итоге, у нас была извращена до неузнаваемости, почему и потерпела крах.

Почему «у нас»? Потому что не у нас, а в Израиле кибуцы (то самые колхозы и совхозы в нашем прежнем понимании) те прекрасные идеи коммунистов воплотили, и живут припеваючи.

Мы же отбросили прошлое, растоптали его и бросились сломя голову в капитализм. А что мы получили при капитализме? Разрозненные крестьяне оказываются совершенно неспособны решать свои проблемы и вынуждены заниматься выживанием. В лучшем случае, они идут «наймытами» к «панам», в худшем — за бесценок сдают свои паи в аренду и сидят без работы, едва-едва кормясь с убогого домашнего хозяйства.

Мы слышали много лозунгов о «свободе», о том, что «не зарабатывает только ленивый», однако ни для кого не секрет, что даже различным сельхозпредприятиям, которые все же худо-бедно образовались на обломках былого процветания советского села, практически не удается решать свои проблемы. Зарабатывают как раз те, кто работать и не хочет, и не собирается. А вот тех, кто работает, грабят и банки (бандитскими процентами), и государство (невыполнением своих обязательств), и спекулянты (перекупщики сельхозпродукции), и местные чиновники (поборами).

В отличие от банков и трейдеров, вполне застрахованных от рисков и всегда занимающих выжидательную позицию, чтобы гарантировать себе сверхприбыли, аграрии не могут себе позволить такую роскошь, как выжидание. Им нужно продать урожай, чтобы за вырученные деньги обеспечить подготовку нового. То есть, естественным образом их проблемы нерешаемы.

Следовательно, в такой ситуации возникает необходимость вмешательства третьей стороны — государства. Но разве вмешательство государства не есть противоречие основополагающим принципам капитализма?

За годы независимости главной очевидной истиной, которой мы все насытились сполна, стало то, что понятие «джунгли» и понятие «цивилизация» — понятия диаметрально противоположные и, соответственно, взаимоисключающие.

В условиях выживания сильнейшего люди никогда не смогут договориться между собой и прийти к гармоничному положению, устраивающему все стороны. Вместо этого ситуация всегда будет заключаться в доминировании сильнейшего и в его диктате, а слабый будет терпеть сильного не потому, что окончательно смирится с собственным порабощением, а только ради того, чтобы выждать момент и свергнуть доминанта. Свергнуть — с целью занять его место. При этом материальные ценности перестают быть средством достижения цели — они становятся самоцелью.

Таким образом мы попадаем в замкнутый круг, из которого нет выхода.

Естественно, ни о каком развитии в такой ситуации не может быть и речи — для него просто отсутствуют фундамент и стимулы.

Исчезает понятие «любить свое дело», поскольку человек вынужден менять профессию достаточно регулярно, что неизбежно ведет к потере какой бы то ни было квалификации и стремления проявить себя на каком-либо поприще. Главное, правдами-неправдами выжить и получить побольше денег. В такой ситуации говорить о морали, культуре, развитии просто бессмысленно — это тупик.

Стало быть, очевидна необходимость вмешательства государства и его регуляторная функция. А если так, то следует признать полный провал идеологии капитализма, перевернуть страницу истории и перейти, наконец, от политики тотального разрушения к построению идеологии строительства и созидания.





  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>