Час пик
Быстрый переход:




Строки из «Окопной правды» | Страница 1




Без единого выстрела и потерь личного состава командир не только остановил колонну танков, но и вывел из строя все машины врага.

 

Война — это не только бои и сражения, это еще и работа, и жизнь, со всеми их удачами и неудачами, проблемами и переживаниями, с мастерством, которое, порой, вообще не имеет ничего общего с военным искусством, и, наконец, конечно же, с простыми и вечными человеческими чувствами.

Вот об этом и пишет И. Дрягин в своей «Окопной правде».


 

Секрет — в образовании

 

Дискуссия о том, как воевали наши предки, плохо или хорошо, бесконечна. Однозначно: если у тебя есть толковый командир, твои шансы выжить неплохи, а дурак угробит и себя, и подчиненных. Как-то товарищ моего дядьки рассказывал как его роту, усиленную «чужими», бросили затыкать какую-то «дыру» в нашей обороне в районе Кривого Рога.

Задача была держать «до последней капли крови» единственную дорогу, которой могли воспользоваться немецкие танки. Роту пригнали на место, отгрузили чуть ли не целую «полуторку» противотанковых гранат, сказали, что танков завтра, наверное, придет много, и уехали. Жить им оставалось (как они думали) меньше суток, потому что никаких других противотанковых средств бойцам не обеспечили.

Командир осмотрел местность и сказал: «Стыдно, люди к нам в гости из Германии едут, а у нас дорога такая разбитая». «Свихнулся, наверное, от страха», — подумали многие. Командир продолжил: «Всем вытряхнуть все из вещмешков и за мной!».

Рота пошла к ближайшему от дороги холму шлака, с какой-то металлургической фабрики неподалеку. Командир заставил набирать в мешки шлак и нести к насыпи. На саму дорогу шлак сыпался неравномерно, побольше там, где дорога в горочку идет. «Чтобы им нескользко было», — бубнил командир.

Засыпка шлака продолжалась очень долго — все мешки были изорваны в лохмотья, лопатки сточились до черенков. Засыпали чуть не два километра дороги. Народ злой и усталый, теперь ведь еще и окапываться полночи. Утром с высоты насыпей шлака подали сигнал: «Вижу танки!».

Сжимая свои почти бесполезные гранаты, солдаты были уверены, что их жизнь на этом закончилась. Наконец, танки начали заходить на «благоустроенную» дорогу. Третий танк колонны потерял гусеницу первым, а через минуту эта «эпидемия» охватила остальные машины.

Остановившийся танк, если его не злить, — штука неопасная. Не совсем поняв, «вас ис дас», немцы угробили и танк-эвакуатор. Пехота у немцев не дурная, вперед без танков не пойдет — затор. Нашим на них нарываться, тоже нет резона.

Командир, формально выполнивший боевое задание (остановить танки), отсылает гонца найти хоть какое начальство и передать: «Задача выполнена. Потерь нет!». Гонец принес хорошую новость: «Ночью можете уходить, сзади есть оборона. Будет возможность, накроем потом артиллерией».

Секрет командира — в его образовании техника по холодной обработке металлов. Никельшлаки (отходы металлургии) — страшный абразив, лишь немного уступающий корунду и оксиду алюминия. Никакие пальцы гусениц не выдержат издевательства такой дрянью, и, что приятно, гусеница приходит в негодность целиком, забирая с собой большую часть всего привода…

 

Бесстрашие и мастерство… врача

 

Это случилось в маленьком селении на берегу речки Черной. Только что закончили оперировать, как дверь распахнулась, и в нее вошли два солдата с носилками: принесли товарища, говорят, что у него в груди снаряд.

Весть уже облетела весь госпиталь, в дверях толпились врачи, медсестры, санитарки. Осмотрев бойца, ведущий хирург Иван Михайлович Гончаренко увидел, что на правом боку явственно вырисовывается выпуклость длиною в 13‑15 сантиметров, напоминающая снаряд. Как он поведет себя, если его пошевелить?







  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>