Час пик
Быстрый переход:




«Le Monde», Франция: «Европа теряет интерес к Восточному партнерству»

Автор: Перевод «Иносми»


Согнувшаяся под тяжестью финансового кризиса Европа сейчас в первую очередь обеспокоена своими внутренними проблемами, и никак не может окончательно определиться со своей стратегией на Востоке.

На южном направлении ЕС создал в июле 2008 года Средиземноморский союз, а на восточном запустил на пражском саммите в мае 2009 года программу «Восточное партнерство». Этот проект по финансовой помощи и проведению демократических реформ ориентирован на ряд бывших советских республик, новую границу Европы, которая установилась после расширения союза в 2004 и 2007 годах и доходит сегодня до берегов Черного моря.

Всего в «партнерстве» участвуют шесть стран (Украина, Белоруссия, Молдавия, Грузия, Армения и Азербайджан) с общим населением в 76 миллионов жителей, 46 миллионов из которых приходятся на Украину. На программу помощи в период до 2013 года было выделено 600 миллионов евро, что, в общем-то, совсем немного. Если рассмотреть эту сумму с учетом населения стран-участниц, то получается, что в период с 2011 по 2013 год Европа выделит по 2,74 евро на одного белоруса, 3,35 евро на украинца, 4,82 евро на азербайджанца, 13,66 евро на армянина и 25,36 евро на молдаванина. Все это и близко не стоит с теми средствами, которые предоставлялись государствам Центральной Европы в 90‑х годах, в предшествовавший их присоединению к Евросоюзу период. Причина такой сдержанности довольно прозрачна: у этих далеких, расположенных у границ России и на Кавказе республик нет никаких перспектив вступления в ЕС. Кроме того, сейчас у Европы нет ни желания, ни возможностей отстаивать свои позиции в регионе, с которым в немалой степени связана и ее собственная безопасность (замороженные конфликты, пути транзита энергоресурсов, торговля оружием и наркотиками, поток беженцев).

В условиях мирового кризиса некоторые люди, прежде всего в Германии, задумываются о том, нужно ли вообще дальнейшее финансирование программы. Война августа 2008 года в Грузии и газовые кризисы с участием Украины в 2006 и 2009 годах наглядно продемонстрировали, что любые, даже на первый взгляд локальные кризисы могут повлечь за собой гораздо более серьезные последствия для всего континента.

Несмотря на всю важность вопросов климата и регулирования мировой экономики, только выстраивание системы соседских отношений может дать Европе возможность доказать свою способность играть важную и активную роль в мировой политике. У нее просто не получится добиться никакого доверия на международной арене без решения проблемных вопросов у своих собственных границ.

Идея Восточного партнерства была выдвинута Польшей и Швецией после конфликта августа 2008 года в Грузии. Программа задумывалась как своего рода расширение принятой в 2003 году политики соседства для того, чтобы попытаться предотвратить возникновение новых кризисов.

Дистанцировавшись от оставшихся после холодной войны неразрешенных вопросов, администрация Обамы призывает европейцев самих взять на себя ответственность за свое будущее. Вашингтон отказался от политики активного расширения евроатлантической зоны, которая превалировала в его внешней стратегии с начала 90‑х годов. Единственная интересующая Обаму страна-участник партнерства — это Армения. Объясняется такое внимание американского лидера надеждами на ее историческое сближение с Турцией. Во всем остальном, Вашингтон отдает предпочтение диалогу с Москвой.

«Восточное партнерство» — было попыткой выстроить такие экономические и политические связи со странами СНГ, которые позволили бы их отдалить от Москвы. Но, помимо ряда технических соглашений, это партнерство не дало государствам-участникам никаких перспектив или ощутимой помощи. Так, например, ЕС не посчитал нужным дать Украине надежду на (пусть и нескорое) вступление в союз, хотя после «оранжевой» революции 2004 года страна отчаянно стремилась присоединиться к единой Европе.

И теперь после недавних президентских выборов самая важная и большая страна Центральной Европы вновь возвращается в орбиту России. Получится ли у Евросоюза сделать из этого нужные выводы?





  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>