Час пик
Быстрый переход:




Между Западом и Востоком | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




Традиционный посыл власти на стратегическую цель — присоединение к ЕС — по большому счету лишен смысла. Более того, он абсурден в историческом, духовном, цивилизационном и, что самое главное, ментальном аспектах. Цивилизационный разлом между Западом и Востоком проходит не по географической линии где-то на Урале, а по геополитической — на границе между Польшей и Украиной. И этот разлом будет существовать всегда. Другое дело, что мы можем этого не замечать, если наши отношения с Европой и Западным миром будут наполнены иным содержанием. Но с пониманием таких особых задач у нас всегда дефицит.

 

«Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им никогда не сойтись». Эти слова принадлежат Редьярду Киплингу, английскому писателю, родившемуся в индийском Бомбее и жившему в Англии, что давало ему возможность воочию наблюдать противоречия этих двух полюсов, которые никогда не могли слиться, не потеряв себя. Действительно, Запад и Восток, словно «вода и пламень, лед и камень», могут лишь соприкасаться друг с другом, оставаясь каждый самим собой.


Какое это имеет отношение непосредственно к нам? Самое прямое. Украина находится на соприкосновении двух миров, условно именуемых западным, католико-протестантским и восточным, русско-православным. Водораздел имеет не столько географическое, сколько ментальное определение. И не по Днепру проходит линия раздела, а по сердцам людей. Отчего так? Оттого, что Украина, по меткому определению политолога Виктора Пироженко, «механически созданная в иных исторических условиях, под иные задачи и в рамках давно отошедших в историю проектов, никогда не была по-настоящему единой, т. е., единой именно в ценностно-мировоззренческом и культурно-языковом смысле. Термин «раскол» крайне ошибочен, потому что, по существу, ложно описывает ценностно-мировоззренческое состояние общества и суть проблемы. Нечему было раскалываться. Искусственно сколоченное в советское время административно-территориальное образование под названием «Украина» могло относительно бесконфликтно существовать лишь в составе более крупного государственного образования — СССР».

Философ XIX века Владимир Соловьев, рассуждая о польской проблеме, верно заметил, что извечный конфликт поляков и русских (украинцев, белорусов) имеет не столько государственный характер, сколько мировоззренческий. Русско-польский рубеж — это рубеж противостояния Запада и Востока. Это точка соприкосновения католичества с православием. Это место встречи западного, рационального взгляда на жизнь со стихийным мировоззрением Руси.

Культура и цивилизационная ориентация оказываются важнее крови. Не за славянские обиды ополчились поляки на Русь (иначе тогда следовало бы им с нею объединиться и воевать против германцев), а за несовместимость матрицы западного мышления с лекалами восточного видения жизни. В этом заключается вопрос, отчего Польша является извечным противником всего русского, даже вопреки логике. В этом ответ, возможен ли прочный и долгий мир между поляками и русскими. Ответ отрицательный.

Часто поляки твердят о возложенной на Польшу миссии принести западные ценности на украинские и белорусские земли. Но польский политический мессианизм — винтик мессианизма американского.

Николай Бердяев в «Философии неравенства» писал о мессианской идее, которая движет всегда только молодыми и сильными народами. Это сверхисторическое бытие народа, его пассионарность, внутренняя сила, которые находят выражение в идеях построения империй. Римская империя, Британская империя, империя Российская или современная империя американского либерализма — выражение внутренних импульсов политической энергии. Немецкий революционер-консерватор 20‑х годов прошлого столетия Артур Меллер ван ден Брук немцев, американцев и русских относил к народам молодым и полным творческих сил. За ними он видел будущее. И был прав. Но роковой ошибкой немцев была попытка придать своим государственническим импульсам человеконенавистническое измерение в виде фашизма, что принесло неисчислимые страдания народам Земли и похоронило саму идею построения германской империи. Русским удалось реализовать свой импульс во многом благодаря щадящему отношению к национальным меньшинствам, многих из которых даже не зачисляли в русскую армию. Современная американская империя охватила практически весь Земной шар, а очаги военных конфликтов в Югославии, Ираке, Афганистане, Южной Осетии или в Чечне — узлы американской имперской сети, накинутой на весь мир.







  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>