Час пик
Быстрый переход:




Сербы и Новороссия | Страница 1

Автор: Петро Роженко




С Балкан — к Днепру

В 1751 году к российскому посланнику в Вене обратился полковник австрийской службы Иван Хорват с просьбой о разрешении ему и другим сербам поселиться в России. Речь шла о сербах, издавна использовавшихся Австрией для охраны ее границ от турок. Их поселения в современных Воеводине, Славонии, Сербской Краине и Далмации были устроены по казачьему принципу. Несмотря на привилегированное положение в Австрийской империи, сербы, несущие охрану границы, были освобождены от налогов, часть их неуютно чувствовала себя в католической стране, где на них постоянно оказывалось давление со стороны католического духовенства с целью склонить их в католичество или унию. Выходом было переселение в Россию.

Российское правительство позитивно отнеслось к предложению Хорвата, тогда же родился план привлечения и иных выходцев из Балкан православного вероисповедания на пустующие земли на заднепровской Украины. Из переселенцев предполагалось позднее набрать гусарские и пехотные полки.

 

«На небе — Бог, а на земле — Россия!», — говорили сербы в царское время. — «Нас с русскими — 300 миллионов!», — говорили сербы в советское время. И сегодня, несмотря на откровенно прозападную ориентацию президента Республики Сербской Бориса Тадича, сербы по-прежнему питают симпатии к нам.

 

Стратегическое значение Новой Сербии, созданной на землях нынешней Кировоградщины по Указу Елизаветы Петровны, было обусловлено тем, что она находилась на пути набегов крымских татар на украинские села. Разорению этих сел был положен конец.

 

В июле 1751 года императрицей Елизаветой Петровной полковнику австрийской службы Ивану Хорвату, в ответ на его просьбу, было объявлено, что «сколько бы из сербского народа в Российскую Империю перейти ни пожелало, все они как единоверные, в службу и подданство приняты будут».

Первый отряд переселенцев, численностью в 218 человек, прибыл в Россию в том же 1751 году. Начиная с 1752 года, переселенцы стали прибывать регулярно. Столицей Новой Сербии стал город Новомиргород, где до сих пор проживают люди с сербскими фамилиями и где некоторые прилегающие районы носят югославские названия: Черногория, Панчево и т. п. Там же находится место погребения генерал-аншефа русской армии, серба Петра Текели, хотя от могилы уже ничего не осталось. 


В то время Новороссия состояла из центра — города-крепости Елисаветград (Кировоград), Новой Сербии, военных поселений южнее Новой Сербии и южных земель запорожских казаков. Ее стратегическое значение было обусловлено тем, что она находилась на пути набегов крымских татар по их излюбленному маршруту, а также, являлась важным плацдармом для переброски русских войск на юг, в Крым. Затем Новая Сербия вошла в состав созданной Екатериной Новороссийской губернии.

В конце XVIII века жители ее были приписаны к государственным крестьянам, офицеры получили дворянство, поместья. Часть сербов ушла на Кубань, где они слились с местными казаками. Сербский гусарский полк, созданный в семидесятые годы XVIII века, получил название Бахмутского. Из известных людей в нем, в частности, служил позднее М. Ю. Лермонтов.

Вслед за Хорватом часть сербов отправилась на территорию современной Луганской области, где регион сербских поселений получил название Славяносербии. Приняв русское подданство, гусарские полки Шевича и Прерадовича, поселенные на правом берегу Северского Донца между речками Бахмутом и Луганью, подчинялись непосредственно Сенату Российской Империи и Военной Коллегии. Административным центром области, общим с Новой Сербией, стал город Бахмут.

При Екатерине Великой Славяносербия, как и Новая Сербия, вошла во вновь созданную Новороссийскую губернию.







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>