Час пик
Быстрый переход:




Демократический абсолютизм | Страница 3

Автор: Владислав Гулевич





Уровень концентрации буржуа особенно велик в демократических обществах. Современные теории ведения войн, разработанные в Пентагоне, учитывают и эту деталь. Во время бомбардировок Сербии американские стратеги целили в престижные жилые районы Белграда и богатые кварталы других городов, в надежде, что без инфраструктуры, без элементарных удобств в виде света, газа, интернета, горячей воды и канализации погрязшие в чувственных удовольствиях богатые буржуа первыми бросятся требовать у правительства прекратить «это бессмысленное сопротивление», и поспешат заключить перемирие на любых условиях.

Буржуа не привык страдать. Тем более за духовные идеалы. Для него судьба — не в служении родине и народу. Судьба — это экономика. Это гамбургеры и пепси-кола. У более успешных — шампанское и устрицы. А у самых «счастливых» — виллы и яхты.

Итальянский традиционалист Юлиус Эвола утверждал, что государство достигает своего могущества при условии наличия высшей идеи, духовной наполненности и осознания народом всей важности и полноты своей исторической миссии. Без высших целей и принципов государство вырождается в подобие одной большой фирмы, где заботы мелочны, а мысли суетны. И об этом говорил К. Леонтьев с удивительной прозорливостью: «Народ рано или поздно везде идет за интеллигенцией. Интеллигенция наша стала слишком либеральная, т. е. пуста, отрицательна, беспринципна. Сверх того, она мало национальна именно там, где следует быть национальной. Творчества своего у нее нет: своей мысли, своего стиля, своего быта и окраски. Наша интеллигенция так создана, что она чем дальше, тем бесцветнее; чем дальше, тем сходнее с любой европейской интеллигенцией; она без разбора как огромный и простодушный страус глотает все: камни, стекла побитые, обломки медных замков (лишь бы эти стекла и замки были западной фабрики). Страус не может понять, что стекло режет желудок и что медь, окислившись, отравит его. Русская интеллигенция не в силах различать стекла и меди от настоящей пищи. Она жрет, что попало и радуется».

Похожие мысли выражал Николай Страхов в 1883 г. в своей работе «Борьба с Западом в русской литературе», подвергая разгромной критике рассудочный культ европейского рационализма. Н. Страхов справедливо считал противоядием от западного индивидуализма соприкосновение с народом и родной почвой. «Наше время, — говорил философ-почвенник, — поражает… оскудением идеала… Уже почти полвека в умственной жизни Запада явственно обнаружилось, и все более обнаруживается отсутствие руководительных начал… Определенного идеала развития, твердого сознания целей нет в Европе, и она мечется… она приходит к сознанию, что вовсе потеряла дорогу. Нам не нужно искать каких-либо новых, еще не бывалых на свете начал. Нам следует только проникнуться тем духом, который искони живет в нашем народе и содержит в себе всю тайну роста, силы и развития нашей земли».

Но за воспитанием будущих интеллигентов «демократического пошиба» зорко следят основанные американцами либерально-демократические институты. Один из них — Институт Катона, который, обосновавшись у нас, реализует ряд молодежных проектов. Без политкорректной мишуры следует заявить, что подобные учебные заведения суть опорные пункты чуждого влияния. Действительно, невозможно вообразить, что Белый Дом равнодушно смотрел бы на американские институты, опекаемые коммунистическим Китаем (если бы таковые имелись) или на американских студентов, которых вывозят на стажировку куда-нибудь на Кубу или во Вьетнам, где тамошние профессора учили бы их правильно смотреть на мир и на место Америки в этом мире. Напротив, все американские интеллектуалы, пошедшие против существующей системы, оттесняются на информационную периферию и низводятся до уровня этаких чудаков-эксцентриков.

Самыми деспотичными режимами Алексис де Токвиль (видный французский политический мыслитель, историк и политический деятель, лидер консервативной «Партии порядка» и министр иностранных дел Франции середины XIX века) считал режимы демократические. И это было понятно еще полтора столетия назад! Неужели есть наивные простаки, которые думают, что за это время что-то существенно изменилось?

Не следует, однако, из сказанного делать вывод, что автор призывает к тоталитаризму. Я говорил о другом. Высшей ценностью общества должны быть его идеалы и человек, а не колбаса и деньги. И в этом смысле Советский Союз был самым человечным и светлым обществом в мире, — как бы ни исходили слюной его оппоненты, что бы мы ни говорили сами о недостатках того строя.







  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Народный депутат Сергей Гриневецкий за период своей деятельности в Верховной Раде с ноября 2007 года подготовил и направил 88 депутатских запросов…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>