Час пик
Быстрый переход:




Хельсинский процесс — как творец новейшей истории | Страница 3

Автор: Владимир Литвин, «Голос Украины» №141 (4891) от 31.07.2010 г.






Маргарет Тэтчер вообще расценивала это событие как попытку пустить пыль в глаза. «Разрядка» была для нее сродни «политике умиротворения», которая проводилась между двумя мировыми войнами, когда так желали, вопреки очевидному, видеть «в Гитлере джентльмена», и старались ему во всем уступать, не загонять в угол, а также как-то оправдать его безумия.

Поэтому перед отъездом премьер-министра Гарольда Вильсона в Хельсинки она обращалась к нему с предупреждением: «Поток слов, произносимых во время встречи в верхах (саммита), не будет значить ровным счетом ничего, если он не будет сопровождаться какими-то позитивными действиями советских руководителей, показывающих, что их поведение действительно изменилось». Этот эпизод, описанный Ж. Л. Тьерио в книге «Маргарет Тэтчер: От бакалейной лавки до палаты лордов», — еще одно свидетельство глубокого неверия политических центров на Западе в договоренности с СССР.

В Москве же в партийных и дипломатических кругах царила атмосфера растерянности и встревоженности. Анатолий Адамишин, бывший заместитель министра иностранных дел СССР, участвовавший в Хельсинкском процессе с самого начала, вспоминал через тридцать лет после Хельсинки: «Для меня до сих пор остается загадкой, каким образом Заключительный акт с его гуманитарными «ересями» успешно прошел через Политбюро ЦК КПСС. Там просто недооценили взрывоопасность той «мины», которую «третья корзина» (третья группа рекомендаций Заключительного Акта по сотрудничеству в гуманитарной и других областях) закладывала под советскую идеологическую конструкцию».

Ответ на эту загадку дал Анатолий Добрынин, посол СССР в США на протяжении почти четверти века и член ЦК КПСС с 1971 года, который был прямым свидетелем того, что двигало высшим советским руководством при принятии саморазрушительного решения: «Многие члены Политбюро считали неприемлемым принятие на себя международных обязательств по вопросам, которые до сих пор Москвой рассматривались как чисто внутренние. Речь действительно шла о принятии нелегкого принципиального решения… В конце концов, на заключительном заседании в Политбюро восторжествовала «компромиссная» точка зрения Громыко. Его аргументация сводилась к следующему. Главным вопросом для СССР является вообще признание послевоенных границ и сложившейся политической карты Европы… Что касается гуманитарных вопросов, то регулирование степени их выполнения по конкретным делам, говорил Громыко, все равно оставалось бы в руках Советского правительства. «Мы хозяева в своем собственном доме». Короче, заранее негласно признавалась возможность игнорирования отдельных гуманитарных обязательств».

Однако СССР, как выяснится позднее, потерял от Хельсинкского совещания гораздо больше, чем демократические страны, ибо в итоге Заключительный акт предоставил всем участникам, включая Соединенные Штаты, право голоса в вопросах политического устройства Во­сточной Европы.

Новаторский характер Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе проявился по нескольким направлениям. Во-первых, в эпоху межблокового противостояния СБСЕ собрало беспрецедентно широкий состав участников со времен Венского конгресса 1814‑1815 годов, который определил новые европейские границы после наполеоновских войн. Причем все государства участвовали в Совещании как «суверенные и независимые государства в условиях полного равенства». Во-вторых, в то время как для большинства переговоров и организаций по вопросам безопасности был характерен фрагментарно-выборочный подход к ее обеспечению, подход СБСЕ был всеобъемлющим, что стало одним из величайших достижений Совещания. В-третьих, решения на Совещании принимались консенсусом, в силу чего процесс принятия решений зачастую приобретал не менее важное значение, чем сами решения. В-четвертых, решения СБСЕ были политически, а не юридически обязательными, что наделяло СБСЕ значительной гибкостью.







  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>