Час пик
Быстрый переход:




Хельсинский процесс — как творец новейшей истории | Страница 5

Автор: Владимир Литвин, «Голос Украины» №141 (4891) от 31.07.2010 г.






Заключительный акт и сам Хельсинкский процесс без преувеличения совершили революцию в международном праве, определив человеческое измерение, права человека и фундаментальные свободы признанными предметами международного диалога и переговоров между Востоком и Западом. Произошла своеобразная легитимизация прав человека в сфере международных отношений, их перевод из категории моральной — в категорию политическую. При этом седьмой принцип Хельсинкских «десяти заповедей» об уважении прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений, необъяснимо «уживался» с шестым принципом «невмешательства во внутренние дела», на котором настояло советское партийное руководство. Поскольку никаких дополнительных разъясняющих дефиниций оба принципа не получили, а также не определили черту, за которой требование уважения прав человека могло расцениваться как «вмешательство во внутренние дела», у демократических государств появились широкие возможности навязывать крайне невыгодную для коммунистической партийной олигархии повестку дня фактически без нарушения принципа международного права о невмешательстве во внутренние дела государств Восточного блока.

СБСЕ таким образом быстро превратился в центр международных стандартов прав человека, прагматичный инструмент «материализации» Всеобщей декларации прав человека ООН, признанной всеми и не соблюдаемой многими. Вскоре после принятия Итогового документа Венских переговоров (ноябрь 1986 г. — январь 1989 г.), которые положили конец «холодной войне» в гуманитарной сфере, и Парижской хартии для новой Европы (ноябрь 1990 г.) СБСЕ создало свои институты в области человеческого измерения — Бюро по демократическим институтам и правам человека, офис Верховного комиссара по правам национальных меньшинств, пост Представителя ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации.

Концепция прав человека, как новой категории международных отношений, оказалась настолько же неожиданной для советской политической элиты, насколько она была долгожданной для населения Советского Союза.

 

Начало конца

 

В 60‑70 годах прошлого столетия общественная атмосфера у нас была особенно «удушливой», а жизнь нескольких тысяч правозащитников первой волны движения за десталинизацию общества превратилась в настоящий ад. Это очевидно из дальнейшей истории преследований Украинской Хельсинкской группы. Уже первый ее Меморандум привел данные о том, что от 60 до 70 процентов всех политических заключенных в СССР были из Украины.

По данным московского общества «Мемориал» диссидентское движение в семидесятые годы можно разделить на три этапа: а) расширение (1970‑1972), б) кризис и его преодоление (1972‑1974) и в) «Хельсинкский» период (1975‑1979).

Подписание Советским Союзом Заключительного акта Хельсинки не только вдохнуло новую жизнь в советское правозащитное движение, но и открыло шлюзы для правого прозрения общества, разбудило правосознание и понимание людьми своего бесправного положения. Формально согласившись с нормами об уважении прав человека и признав ценность политических свобод, руководство СССР вынуждено был согласиться и с тем, что несоблюдение этих прав и свобод перестало быть только его внутренним делом, но превратилось в предмет международной политики. Уже в ноябре 1976 года, вслед за объявлением академиком А. Сахаровым о создании Московской хельсинкской группы, 9 украинских правозащитников и лидеров общественного мнения, в том числе, писатель-фантаст О. Бердник, генерал П. Григоренко, Л. Лукьяненко, писатель М. Руденко и другие создали Украинскую хельсинкскую группу. УХГ просуществовала всего 5 лет и была окончательно разгромлена в 1981 году, когда все ее члены оказались за решеткой. Однако ее голос во имя национального пробуждения (до конца 1980 г. УХГ выпустила 30 деклараций и обращений, в том числе 18 меморандумов и 10 информационных бюллетеней), усиленный передачами 7 зарубежных радиостанций был услышан и у нас, и за рубежом, порождая эффект «снежного кома».







  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Имея выгодное географическое положение, самую протяженную среди Черноморских стран длину береговой линии и морских границ, развитую сеть портов, автомобильных и железных дорог, серьезный научный и образовательный потенциал для развития морской отрасли в целом, Украина значительно ослабила свои позиции в Черноморско-Азовском регионе и других регионах Мирового океана…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>