Час пик
Быстрый переход:




За Одессу — драться до последней возможности! | Страница 1

Автор: Артем Филиппенко




Оборона Одессы

Ровно через год мы будем отмечать 70‑летие обороны Одессы. Вопрос о том, от какой даты ведет свой отсчет подвиг одесситов, волнует историков. Одни считают исходной датой 5 августа, когда Ставка отдала приказ «Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности», другие считают точкой отсчета 8 августа, когда был отдан приказ о переходе Одессы на осадное положение. В конце концов, неважно, было в нашей истории 73 или 69 героических дней. Важно другое — оборона Одессы началась гораздо раньше, чем 5 и 8 августа. Она началась 22 июня 1941 года, когда развернулись бои в Молдавии и Южной Бессарабии.

 

Соотношение сил и средств перед началом обороны Одессы сложилось не в нашу пользу. Враг обладал шестикратным превосходством в личном составе и пятикратным — в артиллерии. Если противник имел здесь около 100 самолетов и более 100 танков, то в распоряжении защитников города было всего 30 самолетов и ни одного технически исправного танка.

 

К началу Великой Отечественной войны границу с Румынией протяженностью 480 км прикрывали войска Одесского военного округа во главе с командующим генералом Я. Т. Черевиченко. Так, 25‑я Чапаевская дивизия, которой предстояло сыграть важную роль в обороне Одессы и Севастополя, располагалась на территории Измаильской области. Штаб дивизии находился в Болграде, в Рени — 31‑й, в Кахуле — 54‑й полки.


21 июня командиру дивизии полковнику Захарченко из Дунайской флотилии сообщили о перебежчике, который утверждал, что немецкие войска уже получили приказ начать военные действия в ночь на 22 июня. Захарченко доложил в штаб округа, однако, округ молчал. Лишь во втором часу ночи пришла директива наркома Тимошенко и начальника Генштаба Жукова, предупреждавшая, что 22—23 июня возможно внезапное нападение противника. К моменту ее получения А. С. Захарченко уже выполнил все необходимые мероприятия, предусмотренные директивой. Когда дальнобойная артиллерия противника открыла огонь, личный состав находился в укрытиях. Впустую был нанесен и огневой удар по аэродромам. Когда на рассвете румыны и немцы начали форсирование Дуная, их встретил прицельный артиллерийский огонь. К концу дня части 25‑й советской дивизии разгромили румынские подразделения, взяв в плен до 500 вражеских солдат и офицеров.

В первом часу ночи были подняты по боевой тревоге и другие воинские части Одесского военного округа. Стрелковые дивизии первого эшелона начали выдвижение к границе. На базе округа была создана 9‑я армия, которая влилась в состав Юго-Западного фронта. Ее соединения 22 июня выдвинулись на реку Прут и пришли на помощь погранзаставам, которые вели борьбу со штурмовыми отрядами румын, пытавшихся захватить мосты через Прут. Армия заняла оборону вдоль Прута и Дуная.

Проблема состояла в том, что, согласно директиве №21, известной как «План «Барбаросса», войскам южного фланга не отводилось активной роли. «Задача Румынии, — отмечалось в директиве, — будет заключаться в том, чтобы отборными войсками поддержать наступление южного фланга германских войск, хотя бы в начале операции, сковать противника там, где не будут действовать германские силы, и в остальном нести вспомогательную службу в тыловых районах».

Что касается роли 11‑й немецкой армии, то ей, согласно Плану «Барбаросса», ставилась задача прикрытия от вторжения советских войск, исходя из жизненно важного значения Румынии для ведения войны (имелись в виду, прежде всего, румынские нефтяные месторождения). Предполагалось, что в ходе наступления войск группы армий «Юг» 11‑я армия сковывает противостоящие ей вражеские силы, создавая ложное впечатление стратегического развертывания крупных сил, и, по мере развития дальнейшей обстановки, путем нанесения во взаимодействии с авиацией ряда ударов по отходящим войскам противника, препятствует организованному отходу советских войск за Днестр.







  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>