Час пик
Быстрый переход:




За Одессу — драться до последней возможности! | Страница 4

Автор: Артем Филиппенко






В связи с тем, что к 30 июня немецкие войска глубоко охватили главные силы Юго-Западного фронта, Ставка отдала приказ на отвод войск из Львовского выступа на линию укрепрайонов вдоль старой границы 1939 года. Одновременно Тюленеву было приказано прикрыть отход Юго-Западного фронта и с 6 июля отвести правый фланг 18‑й армии в Каменец-Подольский укрепрайон, который упорно оборонять.

Прорыв противника на киевском направлении был связан единым замыслом с операцией немецко-румынских войск против Южного фронта, которая началась утром 2 июля. Главный удар силами четырех пехотных дивизий противник наносил из района Ясс. Другой удар силами двух пехотных дивизий и кавалерийской бригады пришелся по одному стрелковому полку. Добившись решающего превосходства, противник уже в первый день прорвал слабо подготовленную оборону на реке Прут на глубину 8—10 км.

Авиация фронта пыталась ослабить натиск противника. После полудня 2 июля она совершила 143 самолетовылета, нанося удар по северной группировке врага, а на следующий день еще 165. Однако главная ударная группировка немцев сильным ударам с воздуха не подвергалась.

Генерал Тюленев отдал приказ на переброску части своих резервов на правое крыло фронта, по которому наносился главный удар противника. Пока советские войска сосредоточивались, противник передвинулся еще на 30 км. Командующий 9‑й армией генерал Черевиченко контрударами механизированного корпуса и стрелковой дивизии пытался уничтожить врага, наступавшего на Яссы и Бельцы, но безуспешно.

5 июля командующий Южным фронтом решил отвести войска за Днестр и, опираясь на укрепрайоны, занять там оборону. Принимая такое решение, Тюленев предполагал, что против его войск действует не менее 40 пехотных, 13 танковых и моторизованных дивизий. На самом же деле, эти цифры в два раза превосходили действительное количество пехоты, а танковых и моторизованных дивизий перед Южным фронтом не было ни одной. Основываясь на ошибочных данных, он доказывал Ставке, что войска могут вести боевые действия только «методом подвижной обороны».

Не дожидаясь, пока Москва утвердит его решение, Тюленев отдал войскам директиву отойти за Днестр. Однако Ставка признала такое решение пассивным, не отвечающим обстановке, и отменило его. Тюленеву было приказано отбросить противника за Прут. Отвести к Днестру разрешалось только одну примыкавшую к Юго-Западному фронту 18‑ю армию, чтобы обороной южного берега реки прикрыться от возможных ударов противника по открытому правому крылу фронта. У Южного фронта уже не хватало сил для контрудара, а о переходе в наступление и говорить было нельзя. Передача Юго-Западному фронту стрелкового, двух механизированных корпусов и других соединений ослабила Южный фронт, серьезно затруднив создание его контрударной группировки.

 

Немцы просили «передышки» уже в июле

 

При организации контрудара особые трудности возникли в 9‑й армии. Еще утром 7 июля генерал Черевиченко, выполняя приказ Тюленева, начал отвод войск за Днестр. Для того чтобы вернуть соединения, потребовались сутки. С утра следующего дня 48‑й стрелковый, 2‑й механизированный и 2‑й кавалерийский корпуса генералов Р. Я. Малиновского, Ю. В. Новосельского и П. А. Белова атаковали противника. Контрудар продолжался до 10 июля. В результате наступление 11‑й немецкой и 4‑й румынской армий было задержано.

Командующий немецкой 11‑й армией генерал Шоберт, ссылаясь на отсутствие горючего и необходимость восполнения потерь, просил у фельдмаршала Рундштедта передышки в наступлении. Тот согласился, но приказал повернуть 54‑й армейский корпус для помощи румынской армии в овладении Кишиневом.







  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>