Час пик
Быстрый переход:




С теми, кто повышает цены, бесед проводить не надо. Их надо спрашивать, и о другом…

Автор: Алексей Миллер, Котовск


Люди постарше помнят, что где-то до начала семидесятых годов прошлого столетия у советских экономистов не выходила из моды привычка сравнивать успехи экономического строительства в СССР с такими же данными 1913 года — года небывалого подъема экономики Российской Империи. Обеспеченность хлебом и его цена считались также чуть ли не показателем народной сытости, о чем всегда и с гордостью говорила статистика. Правда, и хлеб, в отличие от дня сегодняшнего, состоял тогда не их химикатов, воздуха и разрыхлителей. Но это к слову.

В семидесятых сравнения с 1913 годом выглядели идиотизмом, но стереотип работал. Нечто похожее происходит и сейчас, причем, каждый год. По итогам уборки урожая, всегда возникает вопрос: будет, или не будет подорожание хлеба? Начальствующие лица и хлебопеки делают умный вид, о чем-то серьезно рассуждают, выступают с громкими заявлениями и показывают глубокую озабоченность, как будто у нас до сих пор 1913 год, и, кроме хлеба, мы не едим ничего, а цена на хлеб — показатель нашего благополучия.

Вот и на днях, как сообщали одесские СМИ «производители хлеба в сотрудничестве с центральными и местными органами государственной власти разрабатывают мероприятия для недопущения резкого повышения цен на массовые (социальные) сорта хлеба, — сообщила директор по маркетингу, рекламе и пиар ЗАО (во как! — авт.) «Холдинг «Т и С» Юлия Шейко, отвечая на вопрос, рассматривает ли входящее в состав холдинга предприятие «Одесский каравай» возможность повышения цен на хлеб в ближайшие месяцы, в связи с повышением цен на зерно и муку».

Вот здесь мне хочется сделать паузу, и попросить читателя задуматься. Вообще, на мой взгляд, душеспасительные беседы о ценах с представителями хлебопекарной промышленности (а также со всеми другими деятелями, поднимающими цены на продукты первой необходимости) нужно давно прекратить. Такие разговоры всегда следует переводить в иную плоскость и спрашивать: что входит в понятие себестоимости? Как образовывается отпускная цена? Какие издержки и потери в нее закладываются? Почему покупают сырье у этого поставщика или посредника, а не у другого? И так далее. Если на все эти вопросы у той же пекарни потребовать честный и аргументированный ответ, она сама откажется повышать цену. Иначе придется объяснять необоснованность ее отнюдь не «хлебных» аппетитов.

Почему такие вопросы лично у меня возникают? Да потому, что та же реклама и пиар (организатор которой на словах так печется о наших кошельках) входит в стоимость буханки хлеба! И, кстати, этот момент — глобальный в области ценообразования на продукты, товары и услуги в нашей стране. Насколько мне известно, такую тему СМИ не затрагивают. Не исследуют ее ни наши чиновники, ни наши экономисты, ни наши законодатели. А не мешало бы этим заняться серьезно. Потому что (замечу к слову) это источник необоснованного завышения цен, нравственного уродства и подмены понятий. Скажем, рекламные бренды фирм, производящих те же продукты питания или алкоголь и пиво у нас не сходят с телеэкранов. И нам давно навязали мысль, будто именно эти деятели вершат самое нравственное и богоугодное дело — спонсируют искусство, культуру, спорт и так далее. На самом деле они не дают на это ни копейки, потому что за все платимы мы, покупая продукт или товар, в котором заложена цена на рекламу, стало быть, и на мнимую благотворительность. Так что настоящие спонсоры — это как раз мы с вами, а не они.

Поэтому всякий раз, когда возникает вопрос повышения цены на хлеб или молоко, сыры или колбасы, овощи или фрукты, обратите внимание, кто стоит за этим повышением цен? Стоит отнюдь не крестьянин, трудом которого все это создается, и который у нас даже лишен права получить сполна хотя бы то, что он вложил. Стоит за этим всегда посредник, чиновник или олигарх.





  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>