Час пик
Быстрый переход:




За Одессу — драться до последней возможности! | Страница 6

Автор: Артем Филипенко






Сильный натиск противника пришлось выдержать в этот день и войскам Южного сектора. В целом наступление, начавшееся 22 августа, не принесло успеха противнику. Решительными контратаками воины Приморской армии остановили врага.

22 августа была принята радиограмма от главнокомандующего Юго-Западным направлением маршала С. М. Буденного, адресованная Военному Совету Приморской армии: «Еще раз приказываю Одессу не сдавать, занятые позиции оборонять при любых условиях. Военный Совет Приморской армии за выполнение этого приказа отвечает головой».

23 августа румынские войска по-прежнему вели ожесточенные бои на подступах к городу. Правда, удерживать позиции нашим бойцам стало трудней. Людские и материальные ресурсы были на грани истощения. В журнале боевых действий Приморской армии 23 августа была сделана следующая запись: «В частях армии ощущается большой недостаток винтовок, пулеметов, мин, 76‑мм снарядов для полковых и дивизионных орудий, 122‑мм снарядов… Обученные резервы исчерпаны полностью, необученных — 4000 человек».

В Западном секторе 95‑я дивизия, получив пополнение — один из прибывших накануне из Севастополя отрядов моряков-добровольцев (405 человек) и отряд народного ополчения (1300 человек),— контратаковала противника по всей занимаемой ею полосе. Враг был оттеснен на 1—2 километра. Однако во второй половине дня он приостановил продвижение 95‑й дивизии, а затем сам перешел в наступление и захватил населенный пункт Березань. На всех остальных участках 95‑я дивизия, остановив неприятеля, удержала свои позиции. Но это было достигнуто ценой больших потерь как среди рядового, так и командного состава. В боях были тяжело ранены командиры двух полков дивизии: 161‑го — полковник С. И. Серебров и 90‑го—полковник М. С. Соколов и начальник штаба дивизии майор И. И. Чиннов; были также убиты или ранены все комбаты. 1‑я кавалерийская дивизия за последние два дня ожесточенных боев потеряла до 50 процентов личного состава и была отведена для приведения в порядок и доукомплектования в район Фоминой Балки. Всего за этот день в войсках Западного сектора выбыло из строя около тысячи человек.

В Восточном секторе противник наступал на позиции наших войск в районе Шицли и Ильинки. На некоторых участках советские части вынуждены были отойти, но Шицли и Ильинку удержали. Прибывшие накануне из Севастополя крейсер «Красный Крым», эсминцы «Дзержинский» и «Фрунзе» продолжали артиллерийским огнем поддерживать войска Восточного сектора. Выйдя в район Большого Аджалыкского лимана, они обстреляли неприятельские позиции у Булдынки и Свердлове.

24 августа противник продолжал усиливать давление по всему фронту нашей обороны, но главным направлением его удара был Восточный сектор. В ночном бою, разгоревшемся на узком перешейке между Куяльницким и Хаджибейским лиманами, вражеской пехоте удалось захватить село Ильинку, хутор Черевичный и продолжить наступление в направлении Августовки. Утром, введя в бой танки, противник стал продвигаться в сторону Лузановки — предместья Одессы.

Во второй половине дня неприятельская пехота прорвала оборону 1‑го батальона 54‑го полка юго-восточнее хутора Шевченко. Начальник сектора ввел в бой последние свои резервы, однако к исходу дня противнику удалось продвинуться дальше на юг и захватить Александровку, Корсунцы и Ильичевку.

Создавалась серьезная угроза выхода противника к морскому побережью. В этом случае правофланговые части Восточного сектора, занимавшие оборону на узкой полосе вдоль побережья восточнее Большого Аджалыкского лимана, могли быть отрезаны от основных сил OOP, а Чебанка, где располагалась 412‑я береговая батарея, захвачена врагом. Такая опасность была тем более реальной, что за лиманами, как стало известно из данных нашей разведки, противник сосредоточивал свежие силы. Приморская же армия резервов фактически не имела. Поэтому Военный Совет оборонительного района принял единственно возможное в этих условиях решение: снять правофланговые части Восточного сектора с занимаемых ими позиций и бросить их на другой участок, чтобы не дать противнику прорваться к морскому побережью; 412‑ю батарею после отхода наших подразделений взорвать. Иного выхода не было. В остальных секторах обороны положение было несколько лучше. В Южном секторе советские войска, отразив все атаки противника, в течение ночи упорно пытавшегося наступать в направлении хутора Красный Переселенец, утром нанесли сильный контрудар. 287‑й стрелковый полк, продвигаясь вперед, вышел на южную окраину Фрейденталя, 31‑й стрелковый полк овладел Петерсталем и Францфельдом.

Противник днем снова попытался перейти в наступление, проявляя особую активность в районе Петерсталя. На помощь 31‑му полку начальник сектора направил 3‑й кавалерийский полк. Спешенные кавалеристы с ходу вступили в бой и помогли остановить врага.

Со 2 по 24 августа 4‑я румынская армия потеряла в целом 27307 человек (5329 убитыми, 18600 раненными и 3378 пропавшими без вести).







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>