Час пик
Быстрый переход:




Язык — как зеркало души | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




Глаза — зеркало души. Это выражение известно каждому. Но немногие задумываются над тем, что язык, на котором говорит человек, это тоже зеркало внутреннего мира человека. Неряшливость в речи предполагает неряшливость в мышлении. Когда человек говорит кое-как, он и мыслит кое-как. Особенно это заметно в наш век, когда примитивизм и откровенная бульварщина ворвались в нашу речь, калеча и опошляя ее.

 

Так называемый «новояз» («новый язык») обязан своим появлением, в первую очередь, происходящим социально-политическими процессам в стране, что нашло свое выражение и в лексике. Наш язык, перегруженный упрощенными до крайности «новшествами», уже не похож на тот «великий и могучий», о котором так вдохновенно писал Иван Тургенев. Он кишит словечками из криминального жаргона, неграмотно скроенными словесными конструкциями и заимствованной лексикой. О последней и хотелось бы повести речь.


В мире, наверное, нет языка, который смог бы обойтись без заимствованных слов. В этом нет ничего удивительного, поскольку в процессе соприкосновения одного народа с другим происходит переход слов из одного языка в другой. Такие процессы имеют естественный характер и служат гармоничному развитию и обогащению языков. Совсем другое дело, когда такие слова появляются лишь из-за малограмотности и невежества носителей языка. Именно так обстоит дело у нас, когда речь многих наших сограждан настолько напичкана англицизмами, что представляет собой причудливую русско-английскую мешанину. В данном случае язык не обогащается, а деградирует, превращаясь в нечто совершенно чуждое.

С недавних пор, копируя западного обывателя, мы все ударились в экономику. Все только и говорят, что о торговле и барышах. Так называемая «либерализация» заставляет нас ориентироваться на страны англосаксонского мира, прежде всего, США. Именно из-за их разросшегося влияния, английский язык вошел в нашу жизнь, увы, отнюдь не в своих изысканных своих формах.

Язык и политическое влияние взаимосвязаны. В XIX веке, когда наполеоновская Франция покорила всю Европу, французский язык стал чуть ли не родным для многих аристократических семей России. С третьего десятилетия XX века все принялись изучать немецкий, поскольку тогда наибольшим влиянием пользовалась гитлеровская Германия. В XXI веке — веке доминирования США — мы дружно уселись за английский.

Немногие из «усевшихся» его действительно выучили, знают и понимают. Зато многие успели нахвататься примитивных словечек и оборотов, которые применяют «направо и налево», не ведая, насколько глупо и смешно это выглядит со стороны. Люди поддались модному поветрию, и, нахватавшись «вершков», забыли, что есть «корешки».

Особенно это характерно для работников компьютерной сферы. Аббревиатура ЭВМ (так по-русски называли первый компьютер) в нашем языке не прижилась и была вытеснена заимствованным словом «компьютер» (хотя по-английски это слово переводится как «вычислитель»). Но наши программисты только то и делают, что занимаются издевательством над родным языком — любят «кликать мышкой», а не «щелкать», «банить», а не «запрещать», «давать линк», а не «ссылку» и т. д.

Вообще у многих англицизмов последнего времени, закрепившихся в русском языке, имеются вполне употребительные русские соответствия. То тут, то там слышишь «бизнесвумен» или «бизнеследи» (вместо «деловая женщина»), «бизнесмен» (вместо «предприниматель»), «дисконт» (вместо «скидка»), «супермаркет» (вместо «универмаг» или «универсам»), «фреш» (вместо «свежий сок»), «бэйджик» (вместо «значок»), «офис» (вместо «представительство»). Иногда доходит до курьезов. Спортивная кепка именуется у нас «блэйзером», хотя в английском языке слово «блэйзер» означает не кепку, а спортивную куртку. У нас почему-то уверены, что паб и бар — разные заведения. Странная мысль, ведь у англичан, выдумавших эти слова, понятия, ими обозначаемые, идентичны.







  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>