Час пик
Быстрый переход:




А где вы были в июле?

Автор: Максим Аверченко, Санкт-Петербург


Я бы посоветовал правоохранителям проводить такие «проверки», например, в ноябре. Какая разница: курортный сезон-то все равно закончился!

 

Забавную информацию я обнаружил на днях в интернете: «Как сообщили 30 августа в отделе по связям с общественностью Главного управления Министерства внутренних дел Украины в Одесской области, милиция прекратила деятельность трех торговых павильонов по продаже шаурмы и другой продукции животного происхождения в курортной зоне поселка Затока».


Как подчеркивают в ГУ УМВД, «сотрудники отдела ветеринарной милиции по проведению карантинных ветеринарных мероприятий совместно с сотрудниками службы участковых инспекторов провели ряд проверок субъектов предпринимательской деятельности, которые осуществляют свою деятельность в сфере общественного питания на территории курортной зоны. В ходе однодневной отработки были проверены три пункта общественного питания, где обнаружено большое количество санитарных нарушений. В частности, в ларьках не было ни воды, ни канализации, не соблюдались элементарные гигиенические нормы. В одном из таких пунктов проверки по продаже шаурмы и кур установлено, что продавец изготовлял и реализовывал пищевую продукцию без каких-либо разрешительных документов и документов, которые удостоверяют качество и безопасность пищевых продуктов. Изготовление в вышеуказанном павильоне продукции осуществлялось в полных антисанитарных условиях и с нарушением всех существующих требований: картофель для жарки лежал на улице на открытом солнце в полиэтиленовых пакетах; холодильник, где хранится мясо, не вымыт. Деятельность торговых павильонов приостановлена. По результатам проверок будут приняты соответствующие решения по привлечению виновных к ответственности».

Вот такая длинная цитата, в которой, на мой взгляд, самое важное — дата — 30 августа. И мне бы очень хотелось поприсутствовать во время того торжественного спича в отделе по связям с общественностью, цитату из которого я привел. Если бы такое случилось, я бы посоветовал правоохранителям проводить такие «проверки», например, в ноябре. Какая разница: курортный сезон-то все равно закончился!

А где вы были, дорогие «работники отдела ветеринарной милиции совместно с сотрудниками службы участковых инспекторов» в июне, июле или, хотя бы, в начале августа?! Что-то вас там было днем с огнем не сыскать!

Я сам — бывший отдыхающий. И угораздило меня попасть как раз в ту самую Затоку, с ее ценами на все — «от самолета» и с воровством в местах отдыха, когда хозяева, предоставляющие вам гостиничные услуги, не несут никакой ответственности за сохранность ваших вещей.

У меня обокрали соседей — один из Приднестровья, двое — из России. Пока ходили на пляж, местные «кладоискатели» благополучно проникли в номер через окно и украли самые ценные вещи, включая документы. Даже за деньги не предложили вернуть паспорта.

Общение с участковыми, которых пришлось искать как археологам затерянные города в амазонской сельве, привело к тому, что моим друзьям выдали справки, подтверждающие только один-единственный факт: их действительно обокрали. И точка.

А что далее? А далее — ничего. Выехали ребята к знакомым в Одессу и до сих пор ждут: разрешат им с этими «документами» пересечь границу, или нет. Сотрудники консульств Молдовы и России, вместо того, чтобы выдать людям хотя бы временные паспорта, до сих пор «решают проблему».

Но вернусь к Затоке, «общепиту» и бдительности нашей милиции («нашей» — потому что у нас, в России, она не лучше украинской). Лично для меня, как потребителя всех тех «прелестей» курортного сезона, который, слава богу, закончился, информация, прозвучавшая из отдела по связям с общественностью, свидетельствует только об одном: никто не контролирует обстановку в местах массового отдыха людей — ни УМВД, ни управление по ценам, ни сотрудники санэпидстанций. Точнее, они, конечно, там бывают, но чтобы закрывать торговые точки, ловить воришек или наказывать громко шумящую публику — ни-ни! Это можно делать только после курортного сезона.

Что и требовалось доказать.

Затока, с ее обилием помпезных учреждений отдыха на самом деле является огромным безвкусным, хаотичным караван-сараем. Со всем, сопутствующим такой «пристани» «ассортиментом услуг»: плохим питанием, воровством среди бела дня, дикостью цен, отсутствием порядка и тишины и, наконец, полным безразличием милиции.





  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Имея выгодное географическое положение, самую протяженную среди Черноморских стран длину береговой линии и морских границ, развитую сеть портов, автомобильных и железных дорог, серьезный научный и образовательный потенциал для развития морской отрасли в целом, Украина значительно ослабила свои позиции в Черноморско-Азовском регионе и других регионах Мирового океана…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>