Час пик
Быстрый переход:




К осени 1941-го… | Страница 1

Автор: Артем Филипенко




Впечатленный кровопролитными боями, которые шли на протяжении нескольких недель на подступах к Одессе, противник предложил своему Генштабу сделать перерыв для перегруппировки войск и пересмотра оперативного плана действий.

 

В ночь на 25 августа 1941 года правофланговые части Восточного сектора, согласно решению Военного Совета оборонительного района, оставили свои позиции на прибрежной полосе восточнее Большого Аджалыкского лимана, и перешли в район расположения 54‑го стрелкового полка, где накануне враг прорвал линию обороны. Последними отошли артиллеристы 412‑й береговой батареи. Прикрывая отход наших частей, они выпустили по врагу все имевшиеся у них снаряды, затем взорвали батарею и присоединились к морским пехотинцам. 


Контрнаступление 54‑го полка и прибывших на его участок других подразделения Восточного сектора позволили отбить у противника захваченные им накануне Александровку, Корсунцы и Ильичевку. Дальнейшее продвижение неприятельских войск к морю в полосе между Большим Аджалыкским и Куяльницким лиманами было остановлено. Однако это не могло компенсировать потери Чебанки. Установленная там артиллерийская батарея румын начала обстреливать город и порт из дальнобойных орудий. Вечером 25 августа на территории порта разорвался первый неприятельский снаряд.

В этот же день начальник Генерального Штаба Маршал Б. М. Шапошников от имени Ставки направил командующему Черноморским Флотом вице-адмиралу Ф. С. Октябрьскому телеграмму, где говорилось: «Сужение пространства оборонительного района чревато опасными последствиями для обороны Одессы. Необходимо: 1) потребовать от войск большей устойчивости в обороне; 2) проявлять исключительную настойчивость и до конца использовать людские ресурсы района на пополнение боевых потерь; 3) не допускать потери оружия бойцами, учитывая затяжной характер боев (при этом всегда иметь в виду затруднения снабжением оружия); 4) максимально развернуть работы на глубину района, включая территорию города, полностью использовать силы местного населения, средства и возможности Одессы»

Военный Совет Черноморского Флота довел указание Ставки до сведения командования оборонительного района и потребовал от него лучше использовать резервы. «Вы еще не только можете, а обязаны,— говорилось в директиве Военного Совета,— набрать и послать на передовые позиции до 6‑7 тысяч. Возьмите все войска НКВД, милиции; там, где два писаря, кока, делопроизводителя, кладовщика, казначея и т. д. — оставить одного, а где пять — троих отправить на фронт. Вы не взяли еще все, что можно взять».

Для восполнения острой нехватки командиров и политработников Военный Совет решил создать кратковременные (10‑15‑дневные) курсы командного и политического состава, а также одобрил инициативу командования 95‑й дивизии и 1‑го полка морской пехоты, создавших специальные группы по сбору на поле боя трофейного оружия.

Предыдущие успехи создали впечатление у румынского Генштаба, что советское сопротивление можно сломить одним генеральным наступлением 4‑й армии. И на время подготовки и проведения наступательной операции, будут конкурировать две основные концепции. Первая — Антонеску и Генштаба — основывалась на том, что генеральное наступление нужно провести концентрированными ударами по всему периметру Одесского фронта. Вторая — командующего 4‑й армией генерала Николае Чуперкэ — состояла в концентрации основных румынских сил и средств на узком участке фронта Дальник — Татарка, где можно было прорвать оборону и провести быстрое наступление.

Чуперкэ считал, что советские силы отступили на основной рубеж обороны, в то время как в Генштабе настаивали, что войска заняли оборону на передних рубежах, а все оборонные рубежи еще не до конца не известны. В оперативной директиве от 25 августа Генштаб указывает на то, что «разгромленный враг, предпринимает последние попытки для обороны Одессы». Для нанесения решающего удара, четвертая армия должна была начать наступление 28 августа силами двух флангов.







  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • В качестве первого заместителя председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий инициировал ряд законов и депутатских запросов, направленных на улучшение социальной защиты военнослужащих…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>