Час пик
Быстрый переход:




К осени 1941-го… | Страница 3

Автор: Артем Филипенко






30 августа утром, после полуторачасовой артиллерийской подготовки, противник вновь пошел в наступление. Захватив Августовку, румынские части рвались по кратчайшей дороге к Пересыпи. Враг был уже в пяти километрах от Пересыпи, когда подоспело пополнение, прибывшее из порта и с ходу вступившее в бой. На выручку пришла артиллерия Западного сектора, расположенная на противоположном, западном, берегу Хаджибейского лимана.

Опасность прорыва врага к Пересыпи была ликвидирована. Не удалось ему продвинуться и на других участках правого фланга обороны. В Западном секторе с раннего утра в течение нескольких часов противник вел изнурительный артиллерийский обстрел позиций 95‑й дивизии, а в 11 часов крупными силами пошел в наступление, стремясь с северо-запада, со стороны хутора Важного, прорваться к Дальнику. Положение на этом участке становилось все более напряженным. Оно улучшилось лишь во второй половине дня, после того как из Одессы прибыло пополнение.

Третьи сутки не стихали ожесточенные бои и в Южном секторе. В полдень противник овладел хутором Красный Переселенец, расположенным между Фрейденталем и Дальником. И хотя контратакой частей Южного сектора при поддержке авиации враг был отброшен в исходное положение, части вновь пополненной 3‑й румынской пехотной дивизии возобновили атаки и к вечеру вышли к кургану, расположенному восточнее Красного Переселенца.

Днем возобновился артиллерийский обстрел города, прекратившийся после подавления неприятельской батареи в районе Большого Аджалыкского лимана. Причем вражеские орудия вели огонь уже с более близкого расстояния.

31 августа части Восточного сектора, усиленные маршевым пополнением, с утра предприняли наступление. На участке между Большим Аджалыкским и Куяльницким лиманами они, при поддержке артиллерии кораблей Черноморского Флота, отбросили назад части 13‑й и 15‑й румынских пехотных дивизий, пытавшихся прорваться к Лузановке, отбили у врага Ильичевку и южную часть Гильдендорфа. Хуже обстояло дело на рубеже между Куяльницким и Хаджибейским лиманами, где врагу вновь удалось несколько потеснить советские подразделения. Тем временем в Южном секторе румынские части прорвали оборудованный юго-западнее Дальника дополнительный рубеж и захватили село Ленинталь, образовав опасный клин между 31‑м стрелковым полком «чапаевцев» и 20‑м кавалерийским, временно сменившим 287‑й полк.

С первого по третье сентября кровопролитные бои шли во всех секторах, борьба шла в буквальном смысле за каждую пядь земли. 3 сентября румынскими частями был занят хутор Вакаржаны.

Впечатленный кровопролитными боями, которые шли на протяжении нескольких недель на подступах к Одессе (4 армия участвовала в боевых действиях со 2 июля), Чуперкэ предложил своему Генштабу сделать перерыв для перегруппировки войск и пересмотра оперативного плана действий. Своим рапортом от 4 сентября он информировал руководство о том, что дивизии первой линии находятся в крайне измотанном состоянии, а дивизии второй линии укомплектованы не полностью. Командование армией предложило вернуться к идее прорыва советской обороны на участке Дальник — Татарка. Румынский командующий подчеркивал, что фрагментарные наступательные действия, которые практиковались до сих пор, не могут привести к решающему перелому.

К удивлению Чуперкэ и командования четвертой армией, Генштаб отверг его предложения. Главный контраргумент состоял в том, что «идея группировки больших сил на одном направлении представляет собой большой риск на случай контрманевра противника». Спор между Чуперке — Иоаницу был решен Антонеску не в пользу командования четвертой армией.

После недели непрерывных атак, 5 сентября 1941 года Н. Чуперке предлагал Генштабу перейти к обороне по всему фронту. Но высшее румынское командование отвергло и это его предложение.

Одесса продолжала сражаться.







  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>