Час пик
Быстрый переход:




Григорьевский десант | Страница 1

Автор: Артем Филипенко




Морской десант явился полной неожиданностью для противника. Вражеские подразделения, охранявшие берег, были парализованы массированным огнем корабельной артиллерии, действиями парашютистов, стремительностью натиска морских пехотинцев. Они обратились в бегство, бросая оружие и снаряжение.

 

Утром 21 сентября командующий Приморской армии отдал боевой приказ, которым определялись задачи армии в совместной операции. В приказе сообщалось о том, что Черноморский Флот на рассвете 22 сентября высаживает морской десант для овладения районом Новая Дофиновка — Спасательная станция.


Частям армии предписывалось, продолжая оборонять в Западном и Южном секторах занимаемые рубежи, с утра 22 сентября перейти в наступление в Восточном секторе и овладеть рубежом совхоз имени Ворошилова—хутор Петровский—поселок Шевченко. 421‑й стрелковой дивизии с приданными ей артиллерийскими частями приказано было занять совхоз имени Ворошилова и некоторые другие населенные пункты, выйти к хутору Петровскому. 157‑я стрелковая дивизия с приданными артиллерийскими частями и танковым батальоном должна была наступать в направлении Лузановка—Корсунцы и в последующем выйти на рубеж хутор Петровский—поселок Шевченко.

В тот же день командованию частей Восточного сектора была передана разработанная штабом Приморской армии и утвержденная Военным Советом плановая таблица боя. Она предусматривала следующий план действий: 21 сентября — рекогносцировка исходного положения для наступления и переднего края обороны противника, организация взаимодействия и управления войсками; 22 сентября в 1 час 30 минут ночи — выброска воздушно-парашютного десанта; в 3 часа — начало высадки морского десанта; в 4 часа — удары авиации Черноморского флота по резервам противника в районах Свердлово и Кубанки; в 6 часов — атака вражеских аэродромов в районах Бадена и Зельц авиацией Приморской армии; в 7 часов — удары авиации Черноморского Флота по вторым эшелонам противника в районах Александровки, совхоза Ильичевка, Гильдендорфа; с 7 часов 30 минут до 8 часов — артподготовка; в 8 часов — переход в наступление 421‑й и 157‑й • стрелковых дивизий.

Третий полк морской пехоты, сформированный в спешном порядке, не имел опыта десантирования на берег. Между тем ему предстояло высадиться на берег ночью, в довольно глубоком месте и, вероятно, под огнем противника. Времени на подготовку было очень мало, поэтому она проводилась днем и ночью. В районе Казачьей бухты в Севастополе скрытно отрабатывались посадка на корабли и высадка с помощью мелких плавсредств. Морские пехотинцы учились штурмовать побережье, делать проходы в проволочных заграждениях, быстро окапываться, ориентироваться на местности. Переброска полка возлагалась на отряд кораблей в составе крейсеров «Красный Кавказ» и «Красный Крым», эсминцев «Бойкий», «Безупречный» и «Фрунзе». Они же должны были поддержать десант своей артиллерией. Высадку десанта должны были обеспечить канонерка «Красная Грузия», буксир, 22 катера и 10 баркасов. Все они находились в Одессе и в ночь на 22 сентября должны были выйти на встречу с десантным отрядом.

Командиром высадки Военный Совет Черноморского Флота назначил командующего эскадрой контр-адмирала Л. А. Владимирского, а командиром отряда кораблей — командира бригады крейсеров капитана I ранга С. Г. Горшкова. Отправка десанта намечалась на 13 часов 30 минут 21 сентября.

Однако накануне контрудара в подготовке десантной операции неожиданно возникли серьезные осложнения. Чтобы заблаговременно уточнить на месте обстановку и условиться с командованием OOP о совместных действиях, контр-адмирал Л. А. Владимирский вышел на эсминце «Фрунзе» из Севастополя в Одессу не с десантом, а раньше — еще на рассвете 21 сентября. Вместе с ним возвращался в Одессу морской заместитель начальника штаба OOP капитан I ранга С. И. Иванов, участвовавший в разработке штабом флота плана десантной операции. Он вез с собой всю необходимую для высадки отряда документацию. В районе Тендры эсминец «Фрунзе» и канонерская лодка «Красная Армения» в 15 часов 7 минут были атакованы большой группой вражеских самолетов и, получив прямые попадания, затонули. Большую часть личного состава эсминца «Фрунзе» спас высланный к месту гибели корабля буксир. Л. А. Владимирский был легко ранен (он прибыл в Одессу через несколько часов на торпедном катере), а С. И. Иванов убит, с ним погибли и все документы.







  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>