Час пик
Быстрый переход:




Детский лагерь смерти | Страница 1

Автор: Петро Роженко




Саласпилс

Шестьдесят девять лет назад, в погожие дни октября 1941 года, гитлеровцами и их латышскими пособниками был построен лагерь смерти Саласпилс в 18 км от Риги. В 39‑ти бараках ожидали смерти тысячи людей из оккупированных территорий СССР и многих европейских стран. В нем содержались советские военнопленные, а также евреи из Чехии, Австрии и Германии. Наиболее печальную известность этот лагерь получил из-за отдельного содержания детей, которых затем стали использовать как доноров крови для раненых немецких солдат, вследствие чего дети быстро погибали.

 

Саласпилс как бы «официально» не был лагерем уничтожения — таким как Майданек или Освенцим — с газовыми камерами для одновременного убийства большого числа человек, и крематориями для сжигания трупов с заранее просчитанной «производительностью» «фабрик смерти». Но в него люди посылались только с одной целью — умирать мучительной смертью. По свидетельским показаниям, в лагере было уничтожено более 100 тысяч человек, в том числе, очень много детей.

Фашистские изуверы издали специальное распоряжение как следует убивать детей — ударами по голове «в целях экономии боеприпасов».

Латышские добровольцы, прислуживавшие немцам, строго следили за исполнением инструкций лагерной администрации. Эти эсэсовцы-легионеры, отличавшиеся иезуитской жестокостью, занимали руководящие посты в лагерной администрации. Старшиной лагеря был Альберт Видужс, а одним из главных палачей — небезызвестный Виктор Арайс, командир т. н. «команды Арайса».

Особое усердие «латышские герои» проявляли в убийствах младенцев, которых свозили в Саласпилс из Белоруссии, России и еврейских гетто Прибалтики. С матерями-узницами в лагере дети находились недолго. Немцы выгоняли всех из бараков и отбирали детей. От горя некоторые матери сходили с ума. По показаниям свидетеля К. Лаугалайтиса, «только в марте 1943 года сразу пригнали 20 тысяч советских граждан вместе с детьми. Эсэсовцы тут же отбирали детей у родителей. Происходили ужасные сцены. Матери детей не отдавали, немцы и латышские полицейские буквально вырывали детей из их рук… Грудных младенцев и детей до 5 лет помещали в отдельный барак, где они умирали в массовом порядке. Они массами заболевали корью. Больных сразу уносили в так называемую больницу лагеря, где купали в воде (чего нельзя делать при этой болезни). От этого дети через 2—3 дня умирали. Они синели, корь шла внутрь организма. Таким путем в Саласпилском лагере немцами было умерщвлено детей в возрасте до 5 лет более трех тысяч — это с 18 мая 1942 года до 19 мая 1943 года, то есть в течение одного года». Подавляющее большинство детей подвергалось выкачиванию крови, которая использовалась для лечения раненых вояк вермахта.

В изданном в Москве в 2006 году сборнике архивных документов «Латвия под игом нацизма» о Саласпилском лагере говорится следующее: «Несмотря на зимнюю стужу, привезенных детей голыми и босыми полкилометра гнали в барак, носивший наименование бани, где заставляли их мыться холодной водой. Затем, таким же порядком детей, старший из которых не достигал еще 12‑летнего возраста, гнали в другой барак, в котором голыми держали их на холоде по 5‑6 суток. Детей, начиная с грудного возраста, держали в отдельных бараках, делали им впрыскивание какой-то жидкости, и после этого дети погибали от поноса. Давали детям отравленные кашу и кофе. От этих экспериментов умирало до 150 детей в день».

Охрана лагеря каждый день выносила из детского барака в больших корзинах окоченевшие трупики погибших мучительной смертью малышей. Они сжигались за оградой лагеря или сбрасывались в выгребные ямы и частично закапывались в лесу вблизи лагеря. Кроме невинных крох, в Саласпилс свозились советские военнопленные, подвергавшиеся не меньшим издевательствам. Суточный рацион состоял из 150—300 граммов хлеба, смешанного наполовину с опилками, и чашки супа из овощных отходов. Отработка трудовой повинности длилась до 14 и более часов. Во всех лагерях советские военнопленные находились на самом низу лагерной иерархической лестницы, ниже их находились только евреи. Все они были в положении «вне закона» для германского руководства. В отличие от военнопленных других стран, они держались на голодном, смертельном пайке и были обречены на гибель от голода и эпидемий, вызванных инфекционными заболеваниями; были лишены возможности получить медицинскую помощь. Пощады не было даже беспомощным инвалидам. В конце июля 1944 года в Саласпилс привезли около 200 калек без рук и ног, а через несколько дней их расстреляли.







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>