Час пик
Быстрый переход:




Детский лагерь смерти | Страница 1

Автор: Петро Роженко




Саласпилс

Шестьдесят девять лет назад, в погожие дни октября 1941 года, гитлеровцами и их латышскими пособниками был построен лагерь смерти Саласпилс в 18 км от Риги. В 39‑ти бараках ожидали смерти тысячи людей из оккупированных территорий СССР и многих европейских стран. В нем содержались советские военнопленные, а также евреи из Чехии, Австрии и Германии. Наиболее печальную известность этот лагерь получил из-за отдельного содержания детей, которых затем стали использовать как доноров крови для раненых немецких солдат, вследствие чего дети быстро погибали.

 

Саласпилс как бы «официально» не был лагерем уничтожения — таким как Майданек или Освенцим — с газовыми камерами для одновременного убийства большого числа человек, и крематориями для сжигания трупов с заранее просчитанной «производительностью» «фабрик смерти». Но в него люди посылались только с одной целью — умирать мучительной смертью. По свидетельским показаниям, в лагере было уничтожено более 100 тысяч человек, в том числе, очень много детей.

Фашистские изуверы издали специальное распоряжение как следует убивать детей — ударами по голове «в целях экономии боеприпасов».

Латышские добровольцы, прислуживавшие немцам, строго следили за исполнением инструкций лагерной администрации. Эти эсэсовцы-легионеры, отличавшиеся иезуитской жестокостью, занимали руководящие посты в лагерной администрации. Старшиной лагеря был Альберт Видужс, а одним из главных палачей — небезызвестный Виктор Арайс, командир т. н. «команды Арайса».

Особое усердие «латышские герои» проявляли в убийствах младенцев, которых свозили в Саласпилс из Белоруссии, России и еврейских гетто Прибалтики. С матерями-узницами в лагере дети находились недолго. Немцы выгоняли всех из бараков и отбирали детей. От горя некоторые матери сходили с ума. По показаниям свидетеля К. Лаугалайтиса, «только в марте 1943 года сразу пригнали 20 тысяч советских граждан вместе с детьми. Эсэсовцы тут же отбирали детей у родителей. Происходили ужасные сцены. Матери детей не отдавали, немцы и латышские полицейские буквально вырывали детей из их рук… Грудных младенцев и детей до 5 лет помещали в отдельный барак, где они умирали в массовом порядке. Они массами заболевали корью. Больных сразу уносили в так называемую больницу лагеря, где купали в воде (чего нельзя делать при этой болезни). От этого дети через 2—3 дня умирали. Они синели, корь шла внутрь организма. Таким путем в Саласпилском лагере немцами было умерщвлено детей в возрасте до 5 лет более трех тысяч — это с 18 мая 1942 года до 19 мая 1943 года, то есть в течение одного года». Подавляющее большинство детей подвергалось выкачиванию крови, которая использовалась для лечения раненых вояк вермахта.

В изданном в Москве в 2006 году сборнике архивных документов «Латвия под игом нацизма» о Саласпилском лагере говорится следующее: «Несмотря на зимнюю стужу, привезенных детей голыми и босыми полкилометра гнали в барак, носивший наименование бани, где заставляли их мыться холодной водой. Затем, таким же порядком детей, старший из которых не достигал еще 12‑летнего возраста, гнали в другой барак, в котором голыми держали их на холоде по 5‑6 суток. Детей, начиная с грудного возраста, держали в отдельных бараках, делали им впрыскивание какой-то жидкости, и после этого дети погибали от поноса. Давали детям отравленные кашу и кофе. От этих экспериментов умирало до 150 детей в день».

Охрана лагеря каждый день выносила из детского барака в больших корзинах окоченевшие трупики погибших мучительной смертью малышей. Они сжигались за оградой лагеря или сбрасывались в выгребные ямы и частично закапывались в лесу вблизи лагеря. Кроме невинных крох, в Саласпилс свозились советские военнопленные, подвергавшиеся не меньшим издевательствам. Суточный рацион состоял из 150—300 граммов хлеба, смешанного наполовину с опилками, и чашки супа из овощных отходов. Отработка трудовой повинности длилась до 14 и более часов. Во всех лагерях советские военнопленные находились на самом низу лагерной иерархической лестницы, ниже их находились только евреи. Все они были в положении «вне закона» для германского руководства. В отличие от военнопленных других стран, они держались на голодном, смертельном пайке и были обречены на гибель от голода и эпидемий, вызванных инфекционными заболеваниями; были лишены возможности получить медицинскую помощь. Пощады не было даже беспомощным инвалидам. В конце июля 1944 года в Саласпилс привезли около 200 калек без рук и ног, а через несколько дней их расстреляли.







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>