Час пик
Быстрый переход:




Детский лагерь смерти | Страница 2

Автор: Петро Роженко






Но все же самым жестоким испытанием был голод. Из архивных источников установлено, что в Саласпилсе встречались «трупы с вырезанными ягодицами или разрезами на боку. Это дело рук людоедов. Более примитивные режут ягодицы, а более изощренные надрезают бока и вытаскивают печень. По этому поводу все время читаются строгие приказы, но людоедство не переводится».

Весной 1942 года из-за политики голода, проводимой в лагере, большая часть деревьев в расположении лагеря стояла без коры. Одни пленные грызли кору, другие старались достать нижние ветки и ели их. Многие «медленно постоянно искали что-то на земле, и найденную грязь ели. Русские военнопленные были похожи на скелеты».

Но если представители других национальностей (кроме евреев) посылались на смерть преимущественно из-за своей нелояльности к оккупационному режиму, то многие русские уничтожались только за то, что были русскими. Такая участь постигла многих русских учительниц, медсестер и их детей, проживавших в Латвии. История помнит имена самых ретивых ненавистников русских — Виктора Арайса и Герберта Цукурса.

Кстати, Арайс к установлению советской власти в Латвии в 1940 году отнесся достаточно лояльно, успешно сдал государственный экзамен по марксизму-ленинизму и получил диплом юриста. Ни сам Арайс, ни члены его семьи не подвергались в советской Латвии каким-либо репрессиям или преследованиям. Т. е. он не был идейным борцом против коммунистического засилья, как его сейчас пытаются представить в Латвии. Он был просто иудой и палачом. К моменту вступления немцев в Ригу 1 июля 1941 года «команда Арайса» захватила оставленное здание управления НКВД и таким образом заявила о себе как о реальной силе. На службу добровольцами к Арайсу шли не только члены националистических организаций, но и студенты и даже старшие школьники из числа латышской молодежи. В дальнейшем численность «команды» была доведена до нескольких батальонов, командирами которых стали близкие друзья Арайса. Со временем эсэсовцы Арайса начали выезжать «на гастроли» с карательными акциями в соседние районы Белоруссии и РСФСР. Вот что писал в официальном рапорте об их «подвигах» офицер штаба РОА латыш Балтиньш: «В середине декабря 1943 года по делам службы пришлось мне (с несколькими сотрудниками) быть в районе Белоруссии (быв. Витебской губернии), в деревнях Князево (Красное), Барсуки, Розалино и др. Эти деревни занимали немецкие части и вполне терпимо относились к русскому населению, но когда им на смену пришли латышские части СС, сразу начался беспричинный страшный террор. Жители были вынуждены по ночам разбегаться по лесам, прикрываясь простынями (как маскировка под снег во время стрельбы). Вокруг этих деревень лежало много трупов женщин и стариков. От жителей я выяснил, что этими бесчинствами занимались латышские СС».

После подобных «выездов» «команда Арайса» отводилась «на отдых» в концлагерь Саласпилс, где продолжала заниматься любимым делом — истреблением детей и военнопленных.

В жестокости с Арайсом состязался другой сторонник «самостийной Латвии» — Герберт Цукурс. Еще до присоединения к команде Арайса он полюбил ездить по рижскому гетто на машине, стреляя из пистолета во встречных евреев. Уже тогда Цукурс отнимал у матерей грудных младенцев и, подбрасывая в воздух, стрелял в них. Бывший сослуживец по команде Арайса майор Михаил Миронов показал: «Я хорошо знал Цукурса. В последних числах ноября 1941 года вечером я вошел в гетто и увидел Цукурса сидящим на лошади. Он стрелял по евреям, которые были собраны вместе. Чтобы развязать звериные инстинкты, Арайс и Цукурс хватали младенцев арестованных людей и на виду у всех разрывали их у себя на груди. Цукурс кричал: «Дайте мне напиться крови!»







  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • Противостояние обострилось до такой степени, что жители Лиманского решили провести акцию протеста — перекрыть проходящую через село железную дорогу. Работникам милиции удалось предотвратить незаконные действия людей, однако «паровой котел» протестного движения грозил взорваться в любой момент. Урегулировать ситуацию попытались Ренийская райгосадминистрация и районное газовое хозяйство. При их участии в конце октября 2011 года противоборствующие стороны достигли компромисса, и появилась надежда на то, что темпы газификации села будут ускорены… С тех пор прошло почти пять месяцев, но проблема лишь усугубилась…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>