Час пик
Быстрый переход:




Последний контрудар | Страница 2

Автор: Артем Филипенко





Военный Совет принял решение не отменять ранее запланированный контрудар в Южном секторе. Правда, теперь осуществить его предстояло меньшими силами, чем предполагалось ранее, так как рассчитывать на участие в нем 157‑й дивизии в полном составе не приходилось. Изменилась и цель операции — она проводилась для дезориентации противника и скрытия начавшейся эвакуации.

В 14.15 командующий Приморской армией отдал приказ о переходе с утра, 2 октября, в наступление в Южном секторе обороны. Этим приказом частям 25‑й стрелковой дивизии с приданным ей 384‑м стрелковым полком 157‑й дивизии, армейским танковым батальоном, гвардейским минометным дивизионом и 422‑м гаубичным артполком, 2‑й кавалерийской дивизии с приданным ей 99‑м гаубичным артполком и 1‑й береговой батареей Одесской военно-морской базы предписывалось, нанося главный удар в направлении Ленинталя, овладеть хутором Дальницким и рубежом у южной окраины Дальника.

В ночь на 2 октября 25‑я стрелковая и 2‑я кавалерийская дивизии с приданными им частями заняли исходные позиции для наступления.

Контрудар начался утром с интенсивной артиллерийско-минометной подготовки с применением «катюш». Наступление началось в секторе румынской пограничной дивизии и левого фланга 6‑й пехотной дивизии. 384‑й полк прорвал линию обороны противника и успешно продвигался в направлении хутора Дальницкий. Армейский танковый батальон в составе 35 машин под командованием старшего лейтенанта Н. И. Юдина прорвался в Ленинталь. При виде танков 8‑й пулеметный батальон румын отступил и увлек за собой 36‑й пулеметный батальон и 1‑й батальон 5‑го пограничного полка на левом фланге дивизии. Однако, левый фланг 6‑й пехотной дивизии сумел удержать позиции.

Румынские истребители сумели отсечь советскую пехоту, в результате чего танки остались без прикрытия. Прямой наводкой румынские артиллеристы сумели уничтожить 12 советских танков. 3‑й румынский корпус использовал 21‑ю пехотную дивизию под командованием генерал-майора Петре Дэсэлеску для прикрытия дороги Дальник-Красный Переселенец и атаки северного, правого фланга советский войск. Левый фланг был атакован 7‑й пехотной дивизией 11‑го корпуса. Контрнаступлением в ночь с 3 на 4 октября и 4 октября румыны восстановили ситуацию на линии фронта.

Впрочем, советские войска и сами отступили. Отход 25‑й дивизии был вызван необходимостью как можно скорее перебросить в Крым 157‑ю дивизию. Участвовавшие в контрударе полки этой дивизии — 384‑й стрелковый и 422‑й гаубичный — отводились в армейские тылы. К рассвету 4 октября 384‑й полк сосредоточился в поселке Застава в готовности к посадке на корабли. На передовой его сменил 54‑й полк 25‑й дивизии. 2‑я кавалерийская дивизия продолжала бои за улучшение своих позиций.

В порту части 157‑й дивизии скрытно грузились на транспорты и уходили в Крым. Обсуждался доложенный начальником штаба Приморской армии полковником Н. И. Крыловым план вывода войск из боя и отвода их с оборонительных рубежей к пунктам посадки на корабли.

План предусматривал: до 7 октября эвакуировать части и вооружение 157‑й дивизии, инженерно-строительные части и раненых; до 13‑15‑го — тылы Приморской армии и военно-морской базы, ценное оборудование промышленных предприятий и порта, квалифицированных рабочих, семьи военнослужащих и партийно-советского актива; в течение 16‑20 октября — основные силы оборонительного района. При этом войска планировалось отводить последовательно на тыловые рубежи, а потом на баррикады двумя эшелонами: сначала 25‑ю Чапаевскую дивизию и 2‑ю кавалерийскую дивизии, которые предполагалось вывезти в ночь на 18 октября, а затем вторым эшелоном — 95‑ю и 421‑ю дивизии, которые должны были уйти с позиций последними. Для прикрытия ухода войск планировалось использовать корабельную артиллерию, береговые батареи военно-морской базы и авиацию Черноморского Флота. Они должны были вести непрерывный огонь вплоть до отхода последних судов и пресекать любые попытки противника помешать эвакуации. После ее завершения артиллеристы береговой охраны, взорвав батареи, должны были уйти на сейнерах.







  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>