Час пик
Быстрый переход:




Шляхта и Украина | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




Нам нужен подлинный консерватизм, опирающийся на наши вечные ценности и Православие. Он соответствует традиционным взглядам всего населения, но развивается стихийно и спонтанно. Что может объединить всех нас? Единство традиции, единство веры, единство политической идеи. Если мы не реализуем этих ценностей в виде государственной идеологии, нам навяжут другой «консерватизм», который ничем не будет отличаться от фашизма.

 

В последнее время консервативная идеология, ориентированная на сохранение традиций и отторжение импортируемой с Запада либеральной идеологии, приобретает все большую популярность на постсоветском пространстве. Не обошел этот положительный процесс и Украину. Но здесь, к сожалению, он подвергся неслыханному искажению до такой степени, что впору говорить о нашем классическом и, увы, традиционном «феномене» — путать божий дар с яичницей и грешное с праведным.


В украиноцентричной литературе первыми проявлениями идей украинского консерватизма принято считать стремления определенной части казачества основать собственное государство на землях нынешней Украины в XVII — XVIII веках. Вопрос о том, соответствует ли такой подход исторической истине, пока оставим в стороне. Тем более что даже поборники такой трактовки возникновения украинского консерватизма признают, что в те время консерватизма на самом деле не существовало — был набор речей, высказанных разными людьми в разных обстоятельствах, причем людьми не всегда достойными, и крупного масштаба.

Переломным этапом в развитии украинского консерватизма принято считать конец XIX — начало XX вв. Именно в это время возникают консервативные течения, чьи лидеры предпринимали попытки перейти на политическое поле игры и сделать украинский консерватизм господствующей идеологией. И (как всегда, между прочим) среди имен, с которыми связываются эти события, чаще всего мелькают имена… поляков. В данном случае — Вацлава Липинского и Степана Томашевского.

Многообразием личностей украинский консерватизм похвастать не может, поэтому эти два персонажа, представляющие совершенно другую веру и другую национальность, почему-то уверенно занимают первые строчки исторического рейтинга украинских консерваторов. О них рассказывают студентам, о них пишут статьи и дипломные работы, им посвящаются книги и телепередачи. При этом упускается из виду, что и В. Липинский, и С. Томашевский излагали свои идеи в русле чаяний польской политической элиты, обосновавшейся на территории Украины.

Первый труд В. Липинского так и назывался: «Шляхта и Украина».

Польская шляхта в понимании автора должна была добровольно взвалить на себя бремя державостроительства суверенного украинского государства, некоей «второй Польши» в пику Москве. В. Липинский одинаково враждебно относился как к украинскому национализму, так и к москвофильству, считал украинцев внутренне неспособными объединиться в едином государственническом порыве для создания своего государства. Поэтому шляхта — это ведущая прослойка, аристократия, опираясь на которую В. Липинский хотел создать государство классократического типа.

С геополитической точки зрения такой подход во многом предвосхитил доктрину Юзефа Пилсудского и Юлиуша Мерошевского о независимой Украине как о средстве противодействия расширению российского влияния. У Ю. Мерошевского это выражалось в его знаменитой концепции УЛБ (Украина, Литва, Белоруссия). По мысли польских политиков, если эти страны получат преподнесенную им из Польши и США независимость, они неизменно подпадут под западное влияние, и тогда господствующей идеологией там станет разнузданная русофобия.

В похожем русле развивал свои идеи и С. Томашевский, хотя такого акцента на польскую аристократию мы у него не увидим, но зато накал русофобских настроений выше, чем у В. Липинского.

Украину С. Томашевский рассматривал как географическую цельность, не придавая значения ее этническим характеристикам, что уже заставляет усомниться в его профессионализме, поскольку доказывать, что Украина этнически однородна, значит, отказываться признавать существующую реальность. Зацикленный на введенном им самим понятии «украинской земли», С. Томашевский связывал геополитическое развитие будущей украинской державы с Черным морем, а духовным ее центром видел Западную Украину, ведущую свою традицию от Галицко-Волынского княжества (почему-то забыв о том, что это княжество было русским по происхождению).







  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Мы продолжаем заниматься проблемой жильцов ведомственных домов и общежитий, которую поднял народный депутат, первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Гриневецкий в своем депутатском запросе к Премьеру Николаю Азарову…>>>