Час пик
Быстрый переход:




Разве такое дело должно слушаться в Хозсуде?

Автор: Василий Тимчик


Больше всего удивило в исходе судебного разбирательства, то, что дело слушалось в Хозяйственном суде в то время, как речь идет о событиях, квалифицировать которые должен был бы другой суд.

 

На этой неделе в одесских СМИ прошла информация, что Одесский Хозяйственный суд обязал ООО «Суворовский мясокомбинат» из Одессы вернуть деньги. Таким образом, суд удовлетворил три иска прокуратуры Киева, предъявленные предприятию. Как явствует из сообщений, эти иски появились после того, как Государственный департамент по вопросам исполнения наказаний обратился в прокуратуру с жалобой на некачественный товар и невыполнение мясокомбинатом условий договоров о его поставках в адрес изоляторов и исправительных учреждений.


Казалось бы, справедливость восстановлена. Так, например, суд обязал комбинат вернуть около 160 тысяч гривень, которые были уплачены потребителем поставщику за мясо кур для учреждений, расположенных в Винницкой, Донецкой и Львовской областях. За мясо, которое было признано непригодным для употребления! Кроме того, предприятие должно уплатить почти 6,5 миллионов гривень санкций за ненадлежащее хранение мясных консервов, а Госдепартаменту заплатить еще 2 миллиона гривень за мясные консервы, которые в результате проверки были признаны некачественными.

Что меня больше всего удивило в исходе судебного разбирательства? Прежде всего, то, что дело слушалось в Хозяйственном суде в то время, как речь идет о событиях, квалифицировать которые, на мой взгляд, мог бы Уголовный Кодекс.

Что с того, что тот же мясокомбинат вернет деньги государству и уплатит штрафы? Разве мясные консервы от этого станут качественными? А куриное мясо перестанет портиться и его не попытаются еще разок всучить кому-то другому? Где гарантия, что «опыт» Львова, Донецка и Винницы не пополнится списком пострадавших из других областей, куда еще «не ступала нога» оборотистых предпринимателей?

Наказание рублем, безусловно, одно из самых действенных. Но там, где рождаются сверхприбыли, к такому наказанию, авторы манипуляций с продуктами питания всегда готовы. А речь нужно вести именно о погоне за сверхприбылями, и о том, что получать эти сверхприбыли можно только при одном условии — массовом производстве фальсификата.

Фальсификат у нас — явление не одиночное, не случайное. От его обилия у нас ломятся прилавки не только на «Привозе», но и в самых респектабельных супермаркетах, где не всегда могут уследить за недобросовестностью поставщика, тем более, если этот поставщик представляет марку уважаемого предприятия.

Лично для меня исход судебного дела вызвал протест, и вот почему. В компетенции Хозяйственного суда — рассмотрение хозяйственных же вопросов. А факты, прозвучавшие в этом суде, вызывают вопросы совершенно другие. Если возможен фальсификат, или, скажем мягче, появление некачественной продукции, что за этим стоит? Разве единичны примеры, когда производством фактических подделок на «закрытых территориях» у нас занимаются «теневики» с подачи тех же самых фирм, которые представляют, пусть не самые именитые торговые марки, но не выдуманные? Такие случаи есть, и они не исключение.

И второе. Где были соответствующие государственные структуры, в том числе и налоговая инспекция, которые должны отслеживать своевременность списания продуктов питания, у которых закончился срок реализации? Это хорошо, что при поставках испорченных консервов обошлось без отравлений, больниц и жертв. Но где гарантия, что завтра это не повторится?

Бизнес — всегда гонка за прибылью. Хотим мы этого, или нет, это всегда так, и везде так. Но я не хочу стать жертвой этой гонки. И не хочу, чтобы такой же жертвой стал другой человек, даже если он совершил преступление и находится в местах не столь отдаленных. Он — тоже человек и, по крайней мере, имеет право на жизнь и здоровье. А это право у нас пытаются отнять деляги. Вот — главное, о чем не сказал Хозяйственный суд.

Не сказал, потому что это не входит в его компетенцию. Потому что говорить об этом должен был бы суд уголовный.





  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>