Час пик
Быстрый переход:




Не ходите, дети, в Румынию гулять… | Страница 1

Автор: Андрей Потылико




Так что же это такое: естественный порядок вещей или целенаправленная политика соседнего государства во имя собственных интересов (каких именно — хорошо известно)? Что влечет наших молодых людей в близкую по культуре, но, все же, чужую страну? «Обрабатывают» ли их там в духе румынского национализма? Востребованы ли их дипломы в Украине? И вообще, как складывается судьба выпускников румынских вузов по возвращении в родные пенаты? На эти вопросы они отвечают сами.

 

На вопрос о том, что же побудило их поехать на учебу в соседнее государство (далеко не самое развитое в Европе), выпускники румынских вузов отвечают практически одинаково. И ответ этот является гораздо более тривиальным, чем кто-то себе представляет. Причина «румынского выбора» украинских молдаван абсолютно банальна и типична для нашей страны — отсутствие денег для получения высшего образования в Украине.

 

Румыния не расстается с мечтой вернуть себе Буковину и Бессарабию, а для этого необходимо создать предпосылки. И наши студенты в румынских вузах рассматриваются как будущие агенты влияния в Украине.

 

После обретения независимости Украина столкнулась с проблемой дальнейшего культурного и социального развития национальных меньшинств, в том числе молдаван, компактно проживающих на территории Буковины и Южной Бессарабии. И без того непростая специфика этого вопроса приобрела дополнительную напряженность в контексте «острых углов» украинско-румынских межгосударственных отношений. Наши соседи за Дунаем поспешили объявить всех молдаван этническими румынами, оправдывая этим любые попытки усиления своего идеологического влияния в Украине.

В частности, Румыния стала всячески привлекать в свои вузы украинских студентов молдавского происхождения, и в 90‑х годах прошлого века этот процесс достиг пика: юноши и девушки из Буковины и Бессарабии в массовом порядке уезжали учиться в университетах «исторической родины».

 

Румынская ДИПЛОМатия

 

— Я уехал на учебу в Румынию в 2000 году, — вспоминает заведующий отделом социально-экономического развития и бюджета исполнительного аппарата Ренийского райсовета Виталий Никула. — Нас, иностранцев, сначала направили в село под Бухарестом, где находился специальный учебный центр. При Чаушеску там располагалась высшая партийная школа, и условия проживания были соответствующими. В том центре я проучился два месяца, но это был, скажем так, лишь предварительный этап. После тестирования я по распределению попал в город Петрошени, где продолжал учиться, если говорить языком украинских стандартов, в 12‑ом классе при местном университете (в нашей стране в тот период школа была 11‑летней, и для поступления в румынский вуз мне не хватало одного года). Я хотел поступить на юридический факультет, поэтому выбрал правовой профиль. Затем меня снова направили в учебный центр под Бухарестом. На сей раз пришлось сдавать экзамены на бакалавра. Да-да, не удивляйтесь: у них получают бакалавра именно на этой стадии обучения. Если мне не изменяет память, я сдавал румынский язык и литературу, высшую математику, географию и профилирующий предмет — право. В зависимости от общего балла, полученного по результатам экзаменов, учащихся распределяли уже непосредственно по университетам. Мне «достался» довольно престижный университет имени Николае Титулеску в городе Крайова.

Иностранные студенты, как и все остальные, жили в общежитии, которое отличалось хорошими бытовыми условиями. Иностранцев, кстати, было много. Причем среди них я встречал ребят из Белоруссии, Болгарии, Афганистана и даже из Буркина-Фасо. То есть, география оказалась на удивление широкой. Но, конечно, большинство иностранного студенческого контингента составляли наши соотечественники из Буковины и Одесской области. Что примечательно: если, к примеру, в моем свидетельстве о рождении в графе «национальность» значилось «молдаванин», то у буковинских ребят — «румын». В тот период меня это удивило: если учесть, что родились они в советское время, то выходит, что уже тогда жители Буковины (или, по крайней мере, многие из них) считали себя этническими румынами.







  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Одним из важнейших вопросов законотворческой деятельности народного депутата Сергея Гриневецкого стал вопрос об обеспечении граждан жильем…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>