Час пик
Быстрый переход:




Либерал родиной и народом не дорожит — он ими торгует | Страница 1

Автор: Владислав Гулевич




Что в интересах работника? Оказывается, 60‑часовая рабочая неделя. И уже набирают «добровольцев». Капитализм обладает филигранным механизмом эксплуатации человека. Нет необходимости в рабах под плеткой. Достаточно создать работнику такие условия, при которых он смирится с 60‑часовой рабочей неделей, чтобы прокормить семью. Это негуманно, зато выгодно!

 

«Запад до сих пор лишает большинство населения Земли возможности иметь хорошее образование. Запад попросту продолжает превращать массы людей по всему миру в «зомби», которыми легко управлять».

Ш. Ерушалми

 

«Жила — была в одном болоте лягушка. Ловила комаров и мошек, да громко квакала. Вот так и проходила ее жизнь». Так начинается сказка Всеволода Гаршина о лягушке-путешественнице. По похожему сценарию проходит жизнь современных мажорных «лягушек-путешественниц» — отечественных либералов, благополучно покинувших родное «болото», осевших в чужих краях, и квакающих на тему, как дальше жить их бывшей родине.

Одним из таких террариумов политических «земноводных», зорко бдящих за всеми движениями постсоветских республик на земле и на воде, является Институт Катона, финансируемый Вашингтоном. Этот институт Катона трудится на малопочетной, я бы даже сказал, презренной ниве — на ниве охаивания всего отечественного и превозношения всего зарубежного — от экономики до культуры. Но, поскольку от культуры много барышей не получишь (наглядный тому пример — малая заинтересованность западных финансовых акул инвестициями в искусство), Институт Катона больше всего любит говорить об экономике.

Экономика — душа либерала, ее сердцевина. Это альфа и омега либеральной теории развития, ее пик и венец. А экономике всегда нужны рабочие руки, желательно, дешевые и непритязательные. Обладатели этих рук готовы будут работать за любую плату, а работодатели (или рабовладельцы) смогут диктовать им свои условия.

Очередной опус постоянного автора Института Катона Вадима Новикова под заглавием «Что в интересах работника?» касается как раз введения 60‑часовой рабочей недели. Излишне говорить, что в устах либерала такой режим работы всячески оправдывается. Аргументы убийственны. Оказывается, работать по 60 часов в неделю будут только добровольцы.

Не стоит забывать, что капитализм обладает филигранным механизмом эксплуатации человека. Нет необходимости заставлять его под плеткой идти вкалывать от зари до зари. Это же не гуманно! Достаточно создать человеку такие условия, при которых он будет вынужден согласиться на 60‑часовую рабочую неделю, дабы прокормить себя и свою семью (хотя либералы яростно отрицают такой вариант развития событий). Это неэтично, зато выгодно. А там, где есть выгода, об этике забывают.

Но, кроме того, это вредно для здоровья работника. О недопустимости чересчур продолжительного рабочего дня писали многие гуманисты, и даже некоторые экономисты (те, кто окончательно не потерял совесть). Много и обстоятельно писал об этом в XVIII веке Теодор Дезами, которого принято называть утопистом. С позиций сегодняшнего дня некоторые теории Т. Дезами действительно выглядят утопично. Но для капиталиста наиболее утопично звучит фраза «чересчур продолжительный рабочий день». Для него это — оксюморон (др. греч. — «острая глупость»), достойный разве что презрительной ухмылки. Нечто подобное сквозит и в словах наших доморощенных либералов. Позволю себе вновь сослаться на В. Новикова: «Однако представим, что удлиненная рабочая неделя действительно вредит здоровью. Иными словами, вредит, даже принимая во внимание все возможное ее положительное влияние на здоровье. Означает ли это, что ее нужно продолжать запрещать? При ответе на этот вопрос нужно учитывать, что жизнь и здоровье имеют для нас относительную ценность, а не абсолютную. Как подчеркивает Дэвид Фридман, человек, который единственной ценностью считал бы продолжительность своей жизни «никогда не переходил бы улицу, сберегал бы деньги для посещения врачей и зарабатывал бы их на вещи, которые необходимы для физического выживания. Он покупал бы самые дешевые и питательные продукты и жил бы в маленькой комнате, сберегая доход для частых визитов к самым лучшим из возможных врачей. Он не рисковал бы, не потреблял бы предметов роскоши, и прожил бы долгую жизнь. Если ее можно назвать жизнью». Принимая во внимание то, что мы на деле жертвуем своим здоровьем ради весьма тривиальных вещей, и что никто не собирается это запрещать, соображения последовательности ставят перед сторонниками запрета 60‑часовой недели непростой вызов. Надо либо найти принцип, который оправдывал бы запрет 60‑часовой недели, но не требовал бы запретить все прочие действия, ведущие к ущербу для здоровья. Либо, напротив, запретить все, что приводит к уменьшению продолжительности жизни».







  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>