Час пик
Быстрый переход:




220 лет символу нашей славы | Страница 1

Автор: Виталий Славин




«Не могу я достойной прописать похвалы искусству, неустрашимости и добрым распоряжениям главного в сем деле вождя — графа Александра Васильевича Суворова. Его неустрашимость, бдение и прозорливость всюду содействовали сражающимся, всюду ободряли изнемогающих и, направляя удары, обращавшие вотще отчаянную неприятельскую оборону, совершили славную сию победу».

Григорий Потемкин

 

В конце XVIII века Российской Империи необходимо было укрепить свое положение в Европе. Пруссия и Англия исподтишка распространяли слухи о том, что держава Екатерины — колосс на глиняных ногах. Спровоцированная ими Турция в 1787 году развязала войну против России с целью возвращения Крыма.

Для победы в войне большое стратегическое значение имело овладение крепостью Измаил на Дунае. Русская армия вышла к Измаилу 15 октября 1790 года, и 22 декабря 1790 года, 220 лет назад, считавшаяся неприступной крепость Измаил, пала.

К концу ноября — началу декабря два штурма Измаила окончились неудачей, и наши войска перешли к планомерной осаде и артиллерийским обстрелам крепости. С наступлением осенней непогоды в армии, располагавшейся на открытой местности, начались массовые заболевания. Разуверившись в возможности взять Измаил штурмом, руководившие осадой генералы приняли решение отвести войска на зимние квартиры. Общее настроение наших войск было невеселое: труды и лишения, понесенные под крепостью, пропали даром. Турки торжествовали неудачу противника радостными криками и выстрелами, русские хранили угрюмое молчание.

И в этой ситуации всесильный Григорий Потемкин, князь Таврический, руководивший военной кампанией на юге империи, принял решение сменить командование войсками, осаждавшими Измаил. В его ордере №1736 от 6 декабря, направленному генерал-аншефу А. В. Суворову указывалось: «Ваше сиятельство, извольте поспешить туда для принятия всех частей в Вашу команду, взяв на судах столько своих, сколько можете поместить пехоты» (Корпус Суворова к этому времени дислоцировался в Галаце).

Когда Суворов с небольшим конвоем казаков скакал к Измаилу, Потемкин получил решение Военного Совета, постановившего отказаться от штурма мощной крепости под предлогом организации «правильной осады». И уже в секретном ордере №1757 от 10 декабря Потемкин писал Суворову: «Предоставляю Вашему Сиятельству поступить тут по лучшему Вашему усмотрению продолжением ли предприятий на Измаил или оставлением оного. Ваше Сиятельство, будучи на месте, и имея руки развязанные, не упустите, конечно, ничего того, что только к пользе службы и славе оружия может способствовать».

То есть, Потемкин давал Суворову карт-бланш. И Александр Васильевич уже 13 декабря рапортовал главнокомандующему: «К Измаилу я сего числа прибыл». И, действительно, 13 декабря 1790 года рано утром к расположению русских войск под Измаилом подъехали два невзрачных всадника. То был граф Суворов Рымникский (к тому времени Александру Васильевичу исполнилось уже 60 лет) с казаком, который в небольшом узелке вез все походное имущество генерала (спеша выполнить приказ, военачальник далеко обогнал свой конвой, который и состоял-то всего из сорока казаков).

Измаил в те времена представлял собой твердыню, укрепленную и перестроенную по проектам французских инженеров, и являлся одной из наиболее неприступных цитаделей Европы. С трех сторон (северной, западной и восточной) крепость окружал вал протяженностью 6 км, высотой до 8 метров с земляными и каменными бастионами. Перед валом был вырыт ров шириной 12 метров и до 10 метров глубиной, который в отдельных местах заполнялся водой. С южной стороны Измаил прикрывался Дунаем. Внутри города было много каменных построек, которые могли активно использоваться для ведения обороны.

Измаил защищали около двух­сот пятидесяти орудий разного калибра и 35-­тысячный гарнизон. Командовал им один из опытнейших турецких военачальников Айдос-Мехмет-паша. Два раза султан предлагал ему звание великого визиря, и оба раза он отказывался, теперь же поклялся отстоять последний оплот Турецкой империи. Он объявил своим подчиненным волю падишаха: тому, кто переживет падение Измаила, отрубят голову. И турки знали, что страшное приказание будет исполнено.







  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>