Час пик
Быстрый переход:




220 лет символу нашей славы | Страница 2

Автор: Виталий Славин






В числе защитников крепости, помимо многих знатных пашей, мурз и беков, находился крымчанин Каплан-Гирей с шестью сыновьями. Сюда вошли гарнизоны ранее сдавшихся крепостей: Килии, Хотина, Аккермана во главе со своими военачальниками. Они были посланы в Измаил для искупления своей вины, причем был издан фирман, предписывавший (в случае повторной сдачи) рубить им без суда головы. В сущности, за измаильскими стенами была сосре­доточена целая армия, в том числе 15 тысяч янычар, которым в любом случае грозила смерть - не от неприятеля, так от султана. И поэтому, как наделялись в Стамбуле, драться они должны были отчаянно.

Русская армия, включая подкрепления, прибывшие вслед за Суворовым из числа войск, находившихся под Галацем, составляла чуть более 30 тысяч человек. Суворов направил к Измаилу свой любимый, недавно сформированный, Фанагорийский гренадерский полк, 200 казаков, 1000 арнаутов и 150 охотников Апшеронского мушкетерского полка, велел изготовить и отвезти в Измаил 30 лестниц и 1000 фашин, туда же направил маркитантов с продовольствием, словом, сделал все необходимые и существенные распоряжения по подготовке к решительному штурму. И она была проведена всего за девять дней.

Суворов стремился максимально использовать фактор внезапности, для чего подготовку к наступлению проводил скрытно. Особое внимание обращалось на тренировку войск. У села Броска были сооружены валы и стены, подобные измаильским. Шесть дней и ночей солдаты отрабатывали на них способы преодоления рвов, валов и крепостных стен. Суворов подбадривал воинов словами: «Больше пота — меньше крови!». Одновременно для обмана противника имитировалась подготовка к длительной осаде, закладывались батареи, проводились фортификационные работы.

Суворов нашел время разработать для офицеров и солдат специальные наставления, в которых содержались правила ведения боя при штурме крепости. На Трубаевском кургане, где в наши дни возвышается небольшой обелиск, стояла палатка полководца. Здесь проводилась кропотливая подготовка к штурму, продумывалось и предусматривалось все до мелочей. «На такой штурм, — признавался позже Александр Васильевич, — можно было отважиться только раз в жизни».

16 декабря воротились ушедшие из-под Измаила полки (прежним командованием, как уже упоминалось выше, было принято решение о выводе войск на зимние квартиры), а 17‑го прибыл отряд из-под Галаца. Войска расположились полукружием, верстах в двух от крепости; фланги их упирались в реку, где обе флотилии и высаженные на остров батальоны довершали облогу. Вдобавок к привезенным из-под Галаца 30 лестницам и 1000 фашинам были заготовлены еще 40 лестниц и 2000 больших фашин. Несколько дней кряду производились рекогносцировки крепости.

Предлагая на обсуждение Военному Совету вопрос о покорении Измаила, Суворов сказал: «Два раза русские подходили к Измаилу, и два раза отступали они; теперь, в третий раз, остается нам только одно: взять город, либо умереть. Правда, что затруднения велики: крепость сильна; гарнизон — целая армия, но ничто не устоит против русского оружия. Мы сильны и уверены в себе. Напрасно турки считают себя безопасными за своими стенами. Мы покажем им, что наши воины и там найдут их. Отступление от Измаила могло бы подавить дух наших войск и возбудить надежды турок и союзников их. Если же мы покорим Измаил — кто осмелится противостать нам? Я решился овладеть этою крепостью, либо погибнуть под ее стенами».

18 декабря Суворов направил коменданту Измаила письмо Потемкина с ультиматумом о сдаче крепости. Туркам, в случае добровольной сдачи, гарантировалась жизнь, сохранение имущества и возможность переправиться через Дунай, иначе «с городом последует судьба Очакова». Заканчивалось письмо словами: «К исполнению сего назначен храбрый генерал граф Александр Суворов-Рымникский». А Суворов приложил к письму свою записку: «Я с войсками сюда прибыл. 24 часа на размышление для сдачи и воля; первые мои выстрелы — уже неволя; штурм — смерть».







  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • Эксклюзивный сюжет южненской телестудии «Миг» шокировал весь регион. Корреспонденты телестудии г. Южный после многочисленных звонков выехали в село Кошары, где по убеждению горожан в центре населенного пункта находится несколько «брошенных»… могильных плит…>>>