Час пик
Быстрый переход:




«Презумпция виновности» — может быть, с устранения ее стоило бы начинать?

Автор: Анатолий Вакуленко


Число уволенных в результате административной реформы чиновников может превысить 30 процентов, — цитирует «Рroua» министра юстиции А. Лавриновича. — Это не тот случай, когда, как в 2005 году, 22 тысячи работников потеряли работу, потому что имели другие взгляды и неосторожно поддерживали какую-либо политическую силу или политика. Сейчас речь идет принципиально о другом: как оптимизировать функции? Их разделение является краеугольным камнем реформы. Даже высококвалифицированные работники, если их функция уже не нужна, вынуждены переквалифицироваться».

По словам министра, общее число сокращенных может превысить 100 тысяч человек.

Спору нет — бюрократический аппарат у нас огромен. Но виноват в этом не чиновник, а наше законодательство в целом, особенно, в той его части, которая регулирует деятельность в области ведения бизнеса, сбора налогов, предоставления разрешительных процедур и в социальных вопросах.

По логике вещей, если начинать столь грандиозную реформу, то ее отправной точкой и должен был бы стать системный пересмотр законодательства. Но этого у нас не произошло даже с широко разрекламированным Налоговым Кодексом, вступившим в силу 1 января.

Основная беда всего нашего законодательства в целом — это, если можно так выразиться, «презумпция виновности». Априори наш законодатель не верит бизнесмену, который хочет открыть свое дело, не верит неимущему, который просит помощи у государства, не верит плательщику налога и человеку, обращающемуся, например, за лицензией на право вести тот или иной вид деятельности.

«Ноги» того огромного числа чиновников и бюрократов, которое у нас есть, «растут» именно по указанной выше причине: чиновник фактически обязан всех проверять, и никому не доверять. А заниматься он должен совершенно другим — стимулировать бизнес, откликаться на помощь нуждающимся (не требуя справок о том, говорят они правду, или нет), изучать возможности и потенциал региона, где этот чиновник работает, — чтобы выдвигать идеи, предлагать где, как, за счет чего, и когда этот регион развивать.

За исключением незначительного сокращения числа разрешительных процедур и прочей бумажной волокиты, увы, наша административная реформа серьезных мер не предполагает. А это значит, что ни одной стратегически важной задачи в интересах страны и каждого гражданина она не решает. Кроме того, чисто механическое сокращение армии чиновничества более чем на треть может не облегчить, а опасно усложнить решение государственных задач во всех звеньях власти.

Я отнюдь не «стою горой» за чиновников, но отдаю себе отчет в главном: чиновник — не слесарь-сантехник (хотя и слесаря в ПТУ готовят два года). На подготовку квалифицированного чиновника требуются годы. И заменить такого профессионально подготовленного и знающего человека, бывает, просто некем. И таких специалистов сокращают, «перебрасывая» их функции на других. А что такое «перебросить» функции на другого специалиста (пусть даже со стажем госслужбы, но по другому ведомству)? Это равносильно тому, что сантехнику вменить еще и обязанности электрика.

И последнее, может быть, не менее важное, чем сказанное выше. Сегодня аппарат госслужащих как никогда озабочен самовыживанием. Лучшие из него, скорее всего, уйдут. Такие люди не умеют плести интриг на работе, «подставлять» коллег, заискивать перед начальством. И кто тогда останется в наших «присутственных местах» — так сказать, люди какого качества?.. Кроме того, ничего ведь не меняется к лучшему в смысле общественной пользы от работы аппарата. Его функции по сохранению и упрочению «презумпции виновности» остаются нетронуты. Просто следить за их соблюдением будет меньшее число человек, очереди в приемных вырастут, эффективность работы снизится.





  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Эксклюзивный сюжет южненской телестудии «Миг» шокировал весь регион. Корреспонденты телестудии г. Южный после многочисленных звонков выехали в село Кошары, где по убеждению горожан в центре населенного пункта находится несколько «брошенных»… могильных плит…>>>