Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий: «Для начала нужно определиться с комплексом реформ, через призму социального и экологического факторов» | Страница 2

Автор: Записывал Павел Вуец, «Главком»






Второй вопрос — что касается пенсий. Лично я не знаю еще ни одного государственного служащего, который бы достиг пенсионного возраста, и не просил бы продлить ему время выхода на пенсию. По опыту своей работы знаю: все, кто достигали пенсионного возраста, просили продлить пребывание на работе, причем максимально. Не на год, не на два, а на пять лет…

— Все хотят дольше поработать?..

— Ну, конечно. Другое дело — тяжелые предприятия, связанные с вредным производством. Есть же цеха, где даже давали молоко в советское время за вредность. Там надо подходить дифференцированно к этому вопросу. И, думаю, хорошо было бы дать возможность выбора: скажем, женщина проработала в литейном цеху, или тальманом в порту, достигла пенсионного возраста — 55 лет, а дальше она может выбирать: хочет работать до 60, или идет на пенсию. Это гуманно.

Много вопросов возникает по военным. Мы получаем огромное количество писем. Скажем, люди вспоминают о военнослужащих в Советском Союзе, где были реальная армия, реальные учения, реальные воинские части — с вооружением, с боевой подготовкой, с налетами часов, все, как положено. Это — один вопрос. И совершенно другой вопрос, когда армия — на компьютере и на картах. Наша фракция заявляла, что тот законопроект, который внесен, содержит очень много проблемных вопросов. Главная задача, которую мы ставим перед собой — обеспечить справедливое начисление пенсий.

— Тигипко обещал законопроект отозвать…

— Но пока что не отзывают. Да и парламентские слушания поставили больше вопросов, чем дали на вопросы ответов…

Теперь о земле. Все-таки земля — главное национальное богатство. Так в Конституции написано. Но у нас есть противоречие между 13‑ой и 14‑ой Статьями Конституции. Одна статья разрешает, а другая запрещает продажу земли. А речь, мне кажется, надо вести о другом: земля, как дар природы, не имеет стоимости. Стоимость может иметь право на владение земельной рентой. Вот это может продаваться и покупаться. И земледелец должен себя через это реализовывать.

Вот — главное понятие, которое должно у нас доминировать. Тогда будут заинтересованы и местные советы, потому что за счет ренты они будут наполнять бюджет, а, значит, реализовывать свои социально-экономические и культурные задачи, которые, как они утверждают, из-за безденежья остаются только на бумаге. Тогда сельский совет превратится в реальный орган по реализации каких-то проектов обустройства быта, сможет заняться газификацией, водопроводами, очистными сооружениями…

Ведь вся проблема в чем заключается? Когда началось распаевание земли, и социальная сфера на селе ушла на баланс местных советов, она пришла в негодность. А если нет элементарных условий в социальной сфере, понятно, что начнется отток людей в город. В селе уже практически нет трудоспособного населения — все уезжают работать в городские структуры (все чаще — охранниками).

— Вы говорите много важного и разумного, но ведь мы все помним как, например, проходили слушания при подготовке Налогового Кодекса… В итоге всех поставили перед фактом. Прислушиваются ли сейчас к вашей политической силе в Партии регионов?

— Прислушиваются. По ключевым вопросам прислушиваются. Обратите внимание даже на недавнее голосование. Мы не поддержали законопроект 8069 («Про здійснення державних закупівель», — по поводу упрощения процедуры закупок Аграрным фондом товаров, работ и услуг — ред.), и он набрал всего 212 голосов. А с нашими двадцатью голосами прошел бы. То есть, я не вижу здесь каких-то особых проблем.







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>