Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий: «Дорожающая правда» | Страница 1

Автор: «Профиль»




«Повлияйте на суд», — такую фразу автору этих строк нередко приходилось слышать во время приема граждан. И бывает крайне сложно объяснить, что судьи у нас независимы, и более того, их независимость и неприкосновенность гарантированы Конституцией, а влияние на суд в какой-либо форме «не допускается». Чего больше в этих просьбах — уверенности в преимуществах телефонного права над правом писаным, безнадежности, отсутствия правовой культуры или элементарного недоверия к судам? Наверное, всего понемногу.

Существует известный исторический анекдот о прусском короле Фридрихе Великом и мельнике. Напомню его суть. Когда Фридрих решил возвести парковые постройки на месте мельницы, он вызвал к себе мельника и потребовал продать мельницу. Но тот, унаследовав ее от отца, мечтал передать ее своим детям. «Неужели он не знает, — пригрозил разгневанный король, — что я могу забрать мельницу, не дав за нее ни гроша?». «Так, Ваше Величество, — возразил мельник, — да есть в Берлине верховный суд!» Услышав это, Фридрих якобы отступился и изменил план своего парка.

Правда, некоторые историки ставят под сомнение истинность этой истории. Тем более что известны случаи, когда Фридрих не только игнорировал решения судов, но и наказывал самих судей. Тем не менее, уверенность в том, что перед судом равны и король, и мельник, составляет важный элемент общественного сознания европейцев. Чего, к сожалению, не скажешь об украинцах. Недаром у нас появилась пословица: «Бідному з багатим судиться — то краще в морі втопиться».

У исторического анекдота есть и иная подоплека. Мельник готов был судиться, прежде всего, за свое право собственности, той собственности, которую король, олицетворявший государство, мог бы «забрать без гроша». Именно пресловутое «священное право собственности» и его гарантии сделали западный мир таким, каким он есть.

Притчей во языцех стала любовь американцев судиться по малейшему поводу. История американской юриспруденции полна курьезных решений, над которыми не устают посмеиваться наши юмористы. Но даже к этим, подчас весьма смешным решениям судей, общество относится серьезно.

У нас же отношение к судам очень напоминает отношение к медицине. К врачам, чаще всего, также обращаются в последнюю очередь. Потому что не верят. И потому, что правда, как и лекарства, дорожает с каждым днем.

Коррупция сегодня является главной болезнью, поразившей государственный организм Украины. Ни одна предвыборная кампания не обходится без призывов и обещаний победить коррупцию. Но она не только не дает себя победить, но и с каждым разом выходит победительницей. Небольшие показательные задержания взяточников не могут убедить общество в том, что государство всерьез взялось за искоренение этого зла. Тем более что взятка — это только заметная часть айсберга. Все остальное — «откаты», схемы и т. д. скрываются «под толщей воды».

При этом всем понятно, что коррупцию, а уж тем более коррупцию в судебной системе, нельзя преодолеть одними лишь запретительными и репрессивными мерами. Поскольку в данном случае мы боремся со следствием, а не с причиной явления.

Причина же проста — бедность в стране, которая может быть богатой. Бедность, связанная не с отсутствием трудолюбия, а с уродливо-феодальным характером украинской экономики, типичными чертами которой являются извращенная структура собственности, теневая деятельность практически во всех сферах экономики, слабая банковская система, излишне бюрократизированная и коррумпированная государственная система.

Каждый из этих факторов является и причиной и следствием. Одно порождает другое.

Извращенная система собственности — это не только отношение 5 процентов богатейших граждан к 90 процентам национального богатства. Многие из нас являются собственниками. Например, в результате бесплатной приватизации сотни тысяч граждан стали владельцами квартир, стоимость которых оценивается зачастую десятками тысяч долларов. Но даже тех, кто регулярно оплачивает коммунальные услуги, собственность не спасает от перебоев в подаче электроэнергии, воды и тепла. А вот защитить свои права в суде, подав иск за нанесенный моральный, а зачастую и материальный ущерб бывает сложно и хлопотно. Поэтому часто вместо того, чтобы судиться с местными властями по поводу очередного повышения коммунальных тарифов (которые к тому же начисляются за некачественные услуги или за услуги, никогда не предоставлявшиеся), граждане предпочитают махнуть рукой и платить, считая, что 10 лишних гривень в месяц погоды не делают.







  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • В нашей стране самый высокий уровень налогов на заработную плату, из-за чего предпринимателю просто невыгодно показывать ни количество работающих, ни их легальную зарплату…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>