Час пик
Быстрый переход:




Если муки хватает, почему она дорожает? Что происходит с ценой на хлеб, и как это выглядит в глубинке?.. | Страница 2

Автор: Александр Артюхов






                       

Рассказ районного хлебопека

 

С Владимиром Н., владельцем хлебозавода, расположенного в одном из райцентров области (по просьбе Владимира я не указываю его фамилии и названия населенного пункта), мы встретились около 9‑ти часов утра. А свежеиспеченный хлеб для сел района отгрузили с хлебопекарни, кстати, на свой же транспорт, еще в пять утра. Мела поземка, на дорогах — гололед.

Собственно, с вопроса доставки хлеба и начался у меня разговор с этим интереснейшим человеком. Владимир рассказывает, что его хлебопекарня обслуживает несколько десятков наиболее отдаленных населенных пунктов района. «Населенные пункты», — он подчеркивает. Ведь, речь идет не только о больших селах, но и о хуторах с десятком-другим доживающих свой век стариков.

«Вы помните райпотребсоюзы, сельпо, заготконторы? — переспрашивает мой собеседник. — Была налаженная система продовольственного снабжения сел продуктами питания. Конечно, она ушла в прошлое, но кто смог ее заменить? К примеру, по поставкам хлеба? Когда-то существовавшая структура исчезла, была растащена. Да, в крупные села, находящиеся вдоль трассы, хлеб доставляется, даже из Одессы. А дальше? Ведь там тоже живут люди. Мы закупили несколько микроавтобусов с повышенной проходимостью и взяли на себя эту функцию. Так, верите ли, из-за стоимости бензина, запчастей и т. д., доставка одной булки хлеба на расстояние 30‑40 километров (а именно на таком отдалении находятся некоторые села района), равняется стоимости ее производства!».

Когда я упомянул о ценах на муку, Владимир только махнул рукой. В это время зазвонил его телефон, который хозяин перевел в громкоговорящий режим. «Прости, брат, — сказал невидимый собеседник, — но по прежней цене я тебе муку отгрузить не смогу. Придется доплатить». Дальше пошел профессиональный разговор, из которого я понял, что мука поднялась в цене за последние три часа на 5‑7 процентов. «И так почти каждый день, — сокрушается хлебопек. — Попытался я найти, муку по ценам «интервенции». Не нашел, хотя ездил и в Одессу, оббивал пороги начальников. По слухам, «Одесскому караваю» правительство выделило 3 миллиона гривень дотации. Если это правда, то это хорошо. Ведь, им приходится кормить и город, и пригородные села. Но кто же поможет нам, мы же кормим хлебом села, хутора, до которых не доходят руки властей!?».

Затем мы заговорили о качестве муки. Владимир признал, что в муку добавляет «улучшители» импортного производства. «Дело в том, — объясняет он, — что испечь хлеб из нынешней муки просто невозможно. Особенно это касается прошлогоднего урожая. У нас по югу продовольственного зерна было собрано крайне мало, поэтому некоторые мукомолы, иногда пытаются всучить нам муку, из которой не то что полноценный хлеб, но и лепешки не испечь. Приходится искать поставщиков иногда за сотни километров, а это, опять же, дополнительные расходы».







  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>