Час пик
Быстрый переход:




Кто кого инвестирует? Вот в чем вопрос… | Страница 6

Автор: Андрей Потылико






«Пожалуй, один из самых популярных способов оптимизации налогообложения, к которому прибегают экспортно-ориентированные предприятия (главным образом химические и металлургические), — использование оффшорной компании при операциях по вывозу продукции за границу, — отмечает Инна Алексеенко (аналитический деловой еженедельник «Чистая прибыль»). — Суть схемы довольно проста и выглядит примерно так. Допустим, отечественная компания N закупает в Украине товар по $100 за единицу, чтобы сбыть его в Европе по $150. Правда, продает его не напрямую, а через подконтрольную оффшорную фирму Q, для которой цена продукта составляет $110. Оффшорный статус позволяет ей вообще не платить налоги, а украинская компания должна поделиться частью прибыли с государством. В данном случае налог взимается с $10, а разница — $40 оседает на зарубежных банковских счетах фирмы Q.

Не менее популярна и схема оптимизации, при которой оффшорная компания используется для осуществления импортных операций. Ей отдают предпочтение, как правило, торговые компании. Предположим, упомянутая отечественная компания N ввозит в Украину обувь. Этот товар по рыночной цене закупает в Италии подконтрольная N оффшорная фирма Q. Предприятие Q «продает» товар компании N либо по завышенной, либо по заниженной цене. Все зависит от того, на чем выгоднее сэкономить: на налоге на прибыль или на таможенной пошлине. Например, пара туфель стоит $50. Однако на таможне декларируется другая цена — $20. «Убытки» потом с лихвой покроет маржа при продаже туфель конечному покупателю».

«Когда на счетах оффшорной компании накапливается большая сумма, компания может направить ее на реализацию инвестиционных проектов в Украину, — продолжает «Инвестгазета». — Для этого необходимо, чтобы страна, откуда придут инвестиции, имела соглашение с Украиной об избегании двойного налогообложения. Инвестируя средства в Украину, материнский холдинг может увеличить уставный капитал дочернего украинского предприятия или внести в него купленное за границей оборудование. В обоих случаях законодательство освобождает инвестора от налогов, таможенных пошлин и НДС. Еще один вариант — это покупка нерезидентом корпоративных облигаций украинской компании или предоставление ей кредита. При этом проценты по кредиту не будут облагаться налогом и, будучи отнесенными к расходам украинской компании, они уменьшат ее налогооблагаемую прибыль».

«Кипр давно превратился в крупнейшего инвестора украинской экономики: из этой страны инвестировано более 8,5 млрд. долларов. А из Украины в Кипр, по данным официальной статистики, только прямых инвестиций — 6,3 млрд. долларов, — заявил недавно вице-премьер Сергей Тигипко. — Всем понятно, что эти инвестиции — средства украинских предприятий, которые избегают налогообложения. Именно поэтому мы должны перекрыть каналы потерь бюджета через оффшоры».

Что ж, очень правильные слова. Одно смущает: подобные заявления неоднократно звучали и раньше, однако они так и остались заявлениями.

Необходимо напомнить, что перечень государств, которые Украина относит к оффшорным зонам, выходит из-под пера Кабинета Министров. Естественно, каждое обновление правительства неминуемо ведет к обновлению списка оффшоров. Впервые такой список был составлен несколько лет назад. В него попали преимущественно классические оффшоры (юрисдикции, законодательство которых полностью освобождает компании от налогообложения, бухгалтерского учета и валютно-финансового контроля). Госбюджет таких стран, как правило, на 80‑90 процентов формируется из доходов оффшорного бизнеса. К ним относятся Британские Виргинские острова, Панама, Сейшельские острова, Сент-Винсент и Гренадины и другие.

Но так называемые условные, или псевдооффшоры, правительство предпочитает в этот список не вносить. Как правило, к ним относят страны, в законодательстве которых существуют определенные льготы, изъятия и положения, которые позволяют при проведении определенных видов операций или видов деятельности не платить налоги вообще, или платить их по минимальной ставке. К наиболее известным псевдооффшорным зонам относятся Великобритания, Дания, Нидерланды, Австрия, Бельгия, Гонконг, Швейцария, Люксембург, Лихтенштейн и Кипр.

В украинский перечень оффшоров Кипр все-таки изначально попал. Правда, вопрос с островом так до конца и не решен. В апреле 2005 года Кабмин внес Кипр в пресловутый перечень, а в феврале 2006‑го — исключил. В июле того же года правительство предложило денонсировать соглашение об избегании двойного налогообложения, подписанное с Кипром еще при Советском Союзе. Парламент не поддержал инициативу Кабмина. Через некоторое время данный вопрос вновь был вынесен на рассмотрение Верховной Рады, и опять народные депутаты провалили его.

Почему? Да все очень просто: большинство наших нардепов — и есть те самые бизнесмены, которые перекачивают свои доходы в оффшоры. Будут ли они рубить сук, на котором сидят (и не просто сидят — жируют)? Вопрос — риторический.







  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Застройка Молдаванки должна базироваться на нескольких принципах. Во-первых, ключевым должен стать принцип социальной справедливости…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>