Час пик
Быстрый переход:




Рабство отменяют цари, «демократы» его вводят! | Страница 1

Автор: Александр Артюхов




Ту земельную реформу, которую инициировало наше правительство, в существующих условиях проводить нельзя. Да и нужна нам не столько земельная реформа, сколько агропромышленная.

 

В начале нынешнего года «встретились» две знаменательные даты, которые в корне меняли земельные отношения в нашей стране. Речь идет о 150‑летии отмены крепостничества в Российской империи и «даровании» крестьянам земли, и 20‑летии начала аграрной реформы в Украине. Обычно «круглые» даты наталкивают на определенные размышления по теме. Не являются исключением и нынешние «юбилеи». Разумеется, 130 лет между событиями и разные исторические условия, это, по сути, и разные темы. Тем не менее, стоит остановиться на вопросе подробнее.

 

Отмена крепостного права

 

3 марта (19 февраля по дореволюционному календарю) 1861 года император Александр II подписал Манифест об отмене крепостного права, за что был удостоен особого эпитета в нашей историографии — Освободитель. Причем, день опубликования Манифеста приурочили к дате, имеющей значение символическое — к «прощеному воскресенью», последнему воскресенью перед постом. Оно в тот год приходилось на 19 марта. Этим Манифестом крестьянам даровали личную свободу и землю. И это правда: каждый крестьянин получал свой надел. Для различных районов он был разным, и в среднем составлял 3,3 десятины на душу (около 4‑х га), что получалось даже меньше, чем мужик располагал до реформы. Более того, еще и помещики отрезали у крестьян часть их надела. Это были так называемые «отрезные» земли. Вдобавок ко всему, бывших своих холопов помещики, словно в отместку, переселяли на самые неплодородные земли, лишали выпасов, лесов, водоемов, загонов и других необходимых угодий. Да и свобода была мнимой. До заключения выкупной сделки крестьянин считался временно-обязанным. И землю получал не в собственность, а в пользование, за что должен был платить барщиной или оброком, мало чем отличавшимся от прежних его крепостных повинностей.

Размер оброка за полный надел составлял 8‑12 рублей в год. Прибыльность надела и размер оброка никак не были связаны. Это вынуждало крестьян поскорее выкупать наделы, а помещикам давало возможность «втюривать» им те самые неплодородные участки по принципу «на тебе, боже, что мне негоже». Если же семье доставался неплохой участок, цена его выкупа значительно превышала действительную стоимость земли. Следовательно, крестьяне платили не только за землю, но и за свое личное освобождение. Таких денег у них, понятное дело, не было, и землю за них выкупало правительство. Но, опять же, не даром, а в кредит, который должен был погашаться в рассрочку в течение 49 лет с выплатой ежегодно 6 процентов на ссуду. Таким образом, крестьяне суммарно уплачивали 294 процента выкупной ссуды и к 1906 году заплатили свыше 1,5 миллиардов рублей за земли, стоившие полмиллиарда.

Но и после того, как крестьянин выплатил за надел полную сумму, он не имел права распоряжаться им по своему усмотрению. Земля до революции 1917 года оставалась общинной собственностью. В этом и состояло наше существенное отличие от западных моделей аграрных преобразований. Фактически крестьянин так и не стал собственником своей земли. Поэтому, кстати, и революция 1917 года, и победа в гражданской войне стали возможны лишь благодаря тому, что большевиков поддержали крестьяне, отреагировавшие на лозунг «Земля — крестьянам!».

И все же, реформа 1861 года была важнейшим рубежом в истории страны, она расчистила путь для интенсивного развития промышленности, создав рынок рабочей силы, что, спустя полстолетия позволило стране выйти на лидирующие позиции в мире.

 

Двадцать лет разорения

 







  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>