Час пик
Быстрый переход:




Советский солдат спас союзников от позора, когда их паническое бегство уже началось | Страница 3

Автор: Виталий Славин






 

И 12 января 1945 года (на 8 дней раньше намеченного срока) началось грандиозное наступление советских войск на фронте от Балтики до Карпат.

Действия войск 1‑го Белорусского и 1‑го Украинского фронтов по разгрому немецко-фашистских войск между Вислой и Одером могут быть разделены на два этапа.

На первом (с 12 по 17 января) был прорван стратегический фронт обороны противника в полосе около 500 км, разгромлены основные силы группы армий «А» и созданы условия для стремительного развития операции на большую глубину.

На втором этапе (с 18 января по 3 февраля) войска 1‑го Белорусского и 1‑го Украинского фронтов при содействии на флангах войск 2‑го Белорусского и 4‑го Украинского фронтов в ходе стремительного преследования врага разгромили выдвигавшиеся из глубины резервы противника, овладели Силезским промышленным районом, и вышли на широком фронте к Одеру, захватив ряд плацдармов на его западном берегу.

В рамках Висло-Одерской операции 1‑й Белорусский фронт провел Варшавско-Познанскую операцию, а 1‑й Украинский фронт — Сандомирско-Силезскую.

Главная особенность боевых действий, происходивших во второй половине января, заключалась в том, что во всей полосе наступления развернулось непрерывное и стремительное преследование противника, не прекращавшееся ни днем, ни ночью. Преследование велось как по всем дорогам, имевшимся в полосе наступления фронтов, так и вне дорог — колонными путями. Двигаясь впереди общевойсковых армий и выходя на коммуникации крупных группировок отходивших немецких войск, танковые армии и корпуса создавали угрозу окружения противника и вынуждали его оставлять обороняемые пункты без боя. Отрыв танковых войск от общевойсковых соединений доходил до 100 км.

Такие темпы наступления стали возможны, потому что Красная Армия трехмесячную передышку перед Висло-Одерской операцией использовала с толком. Все это время шли учения танковых корпусов. Механики-водители овладевали тонкостями вождения танков в условиях, приближенных к боевым. Экипажи расстреливали на полигонах сотни боезарядов и нарабатывали десятки часов в учебных маневрах. В наступление бросили не массу необстрелянных юнцов, а хорошо подготовленную армию с опытными командирами, укомплектованную отличной военной техникой. Достаточно сказать, что наша наступающая армия была на 90 процентов перевооружена танками Т-34‑85, обладавшими огневой мощью, достаточной, чтобы в лоб биться с лучшими «панцерами» из немецкого «зверинца» — «Тиграми» и «Пантерами». К тому же в большом количестве в войска поступили легендарные тяжелые танки ИС-2, легшие в основу дальнейшего развития танковых войск Советского Союза.

По качеству русские танки снова превосходили немецкие. Особенно в эксплуатационных характеристиках. «Тридцатьчетверка» образца второй половины 1944 года (с 85‑миллиметровой пушкой) могла без ремонтов намотать на гусеницы тысячу километров и более. А для экипажей Т-IV (Пантера) и Т-V (Тигр) проблемой было преодолеть расстояние в 300 км, серьезно не поковырявшись в моторе и ходовой части.

Советские тяжелые танки и САУ перекрывали гарантийные сроки эксплуатации в два раза, а Т-34‑85 в полтора-два раза. Для Т-34 являлось нормой без серьезного ремонта отработать до 350‑400 моточасов. Такой «коэффициент прочности» техники позволял Жукову и Коневу без захода на ремонтные базы проводить череду наступательных операций, не давая противнику поднять головы.

Наши воевали не «пушечным мясом», а огнем и броней. Атаку одного батальона пехоты нередко поддерживали три артиллерийских полка (в полку по 24‑36 орудий). К 1945 году артиллерия Красной Армии превзошла по расстрелу тяжелых боеприпасов германскую артиллерию. В местах прорыва концентрировали до трехсот орудий на километр фронта и огненным вихрем сметали оборонительные порядки немцев.







  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>