Час пик
Быстрый переход:




Советский солдат спас союзников от позора, когда их паническое бегство уже началось | Страница 3

Автор: Виталий Славин






 

И 12 января 1945 года (на 8 дней раньше намеченного срока) началось грандиозное наступление советских войск на фронте от Балтики до Карпат.

Действия войск 1‑го Белорусского и 1‑го Украинского фронтов по разгрому немецко-фашистских войск между Вислой и Одером могут быть разделены на два этапа.

На первом (с 12 по 17 января) был прорван стратегический фронт обороны противника в полосе около 500 км, разгромлены основные силы группы армий «А» и созданы условия для стремительного развития операции на большую глубину.

На втором этапе (с 18 января по 3 февраля) войска 1‑го Белорусского и 1‑го Украинского фронтов при содействии на флангах войск 2‑го Белорусского и 4‑го Украинского фронтов в ходе стремительного преследования врага разгромили выдвигавшиеся из глубины резервы противника, овладели Силезским промышленным районом, и вышли на широком фронте к Одеру, захватив ряд плацдармов на его западном берегу.

В рамках Висло-Одерской операции 1‑й Белорусский фронт провел Варшавско-Познанскую операцию, а 1‑й Украинский фронт — Сандомирско-Силезскую.

Главная особенность боевых действий, происходивших во второй половине января, заключалась в том, что во всей полосе наступления развернулось непрерывное и стремительное преследование противника, не прекращавшееся ни днем, ни ночью. Преследование велось как по всем дорогам, имевшимся в полосе наступления фронтов, так и вне дорог — колонными путями. Двигаясь впереди общевойсковых армий и выходя на коммуникации крупных группировок отходивших немецких войск, танковые армии и корпуса создавали угрозу окружения противника и вынуждали его оставлять обороняемые пункты без боя. Отрыв танковых войск от общевойсковых соединений доходил до 100 км.

Такие темпы наступления стали возможны, потому что Красная Армия трехмесячную передышку перед Висло-Одерской операцией использовала с толком. Все это время шли учения танковых корпусов. Механики-водители овладевали тонкостями вождения танков в условиях, приближенных к боевым. Экипажи расстреливали на полигонах сотни боезарядов и нарабатывали десятки часов в учебных маневрах. В наступление бросили не массу необстрелянных юнцов, а хорошо подготовленную армию с опытными командирами, укомплектованную отличной военной техникой. Достаточно сказать, что наша наступающая армия была на 90 процентов перевооружена танками Т-34‑85, обладавшими огневой мощью, достаточной, чтобы в лоб биться с лучшими «панцерами» из немецкого «зверинца» — «Тиграми» и «Пантерами». К тому же в большом количестве в войска поступили легендарные тяжелые танки ИС-2, легшие в основу дальнейшего развития танковых войск Советского Союза.

По качеству русские танки снова превосходили немецкие. Особенно в эксплуатационных характеристиках. «Тридцатьчетверка» образца второй половины 1944 года (с 85‑миллиметровой пушкой) могла без ремонтов намотать на гусеницы тысячу километров и более. А для экипажей Т-IV (Пантера) и Т-V (Тигр) проблемой было преодолеть расстояние в 300 км, серьезно не поковырявшись в моторе и ходовой части.

Советские тяжелые танки и САУ перекрывали гарантийные сроки эксплуатации в два раза, а Т-34‑85 в полтора-два раза. Для Т-34 являлось нормой без серьезного ремонта отработать до 350‑400 моточасов. Такой «коэффициент прочности» техники позволял Жукову и Коневу без захода на ремонтные базы проводить череду наступательных операций, не давая противнику поднять головы.

Наши воевали не «пушечным мясом», а огнем и броней. Атаку одного батальона пехоты нередко поддерживали три артиллерийских полка (в полку по 24‑36 орудий). К 1945 году артиллерия Красной Армии превзошла по расстрелу тяжелых боеприпасов германскую артиллерию. В местах прорыва концентрировали до трехсот орудий на километр фронта и огненным вихрем сметали оборонительные порядки немцев.







  • «Заработная плата — мерило уважения, с которым общество относится к данной профессии». Возможно, этот афоризм американской активистки движения за социальные права в США Джонни Тиллмон и справедлив для стран с развитой рыночной экономикой, но в украинских реалиях он вряд ли найдет подтверждение на практике…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Имея выгодное географическое положение, самую протяженную среди Черноморских стран длину береговой линии и морских границ, развитую сеть портов, автомобильных и железных дорог, серьезный научный и образовательный потенциал для развития морской отрасли в целом, Украина значительно ослабила свои позиции в Черноморско-Азовском регионе и других регионах Мирового океана…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>