Час пик
Быстрый переход:




Вымирающим видом в дельте Дуная станет… Человек! | Страница 1

Автор: Анна Исаева




В Вилково — своя специфика: один с сетью, семеро с плетью…

 

Рыбаки из Вилково, о проблемах которых почти год назад сообщала наша газета, на днях снова обратились в редакцию, и по их просьбе наш корреспондент выехал в Килийский район.

 

Об упадке в рыбодобывающей отрасли в Украине красноречиво говорят официальные данные Госкомстата: если в 2005‑м году наша страна импортировала рыбы и ракообразных на $222 млн., то в 2010‑м завезла из-за границы «живого серебра» на $568 млн. Это при наличии такого количества рек, озер и моря. Только внутренних водоемов, годных для выращивания рыбы, у нас более 1 млн. га!

Почему отрасль находится в столь жалком состоянии? В поисках ответа на этот вопрос мы отправились в город рыбаков.

Всю зиму рыбаки Вилково готовились к предстоящей путине: плели новые сети и ремонтировали старые, приводили в порядок лодки, моторы, оснащение. Но самое сложное для рыбака, как оказалось, — определение места работы и подготовка пакета документов. Здесь в свои права вступает отечественный чиновничий аппарат, пройти через тернии которого неимоверно сложно. Впрочем, послушаем самих рыбаков.

Василий Гончаров:

Я — рыбак с 22‑летним стажем. У меня есть своя лодка, мотор, сети и прочее, что требуется для выхода на воду. Зимой я — безработный, стою на бирже труда. С началом путины нанимаюсь на работу в одно из частных рыбодобывающих предприятий, обычно ЧП «Олимп». У нас в Вилково таких предприятий около дюжины, они объединились в ассоциацию, чтобы решать, на мой взгляд, свои «шкурные» вопросы. А мы, рыбаки, на этих частных предприятиях батрачим. Традиционно условия работы такие: 70 процентов улова принадлежат рыбаку, 30 — тому ЧП, которое его наняло на работу. Причем, хозяин забирает у рыбака весь улов по той копеечной цене, которую сам и устанавливает. Потом перепродает и «наваривается». Из полученных за улов денег рыбак должен купить бензин, сети, содержать свою лодку. А это недешево: чтобы выйти один раз на воду, мне надо вложить 500‑600 гривень. Эти затраты необходимо возместить, и еще домой что-то принести. Говорят, рыбаки много зарабатывают… Допустим, за сезон удастся получить 15 тысяч. Но разбейте эти деньги на год — по сколько выходит? Недавно на уровне райгосадминистрации поставили вопрос: как рыбаки платят налоги? Установили, что каждый должен платить налоги и сборы, исходя от минимальной зарплаты, а это в общей сложности где-то 750 гривень в месяц. Но большинство работодателей заявили, что не могут отчислять за каждого нанятого такие деньги и требуют, чтобы мы рассчитывались с государством самостоятельно. Не нравятся такие условия — никто не держит.

Виктор Соколов:

Прежде чем выйти на воду, рыбаку необходимо оформить массу документов. Во-первых, каждый год требуется пройти медкомиссию — 250 гривень. Во-вторых, каждый должен иметь права, выданные главным Государственным инспектором по безопасности судовождения (1300 гривень) и талон к ним, который действителен один год (200 гривень). В-третьих, почему-то требуют еще одно удостоверение — уже от Госкомитета рыбного хозяйства на право вождения маломерного судна во внутренних водоемах и талон к нему. Эти документы выдает «частная лавочка» — учебный центр Госкомитета ЧП «Рыбцентр». Разумеется, не даром. Каждый год лодка должна пройти техосмотр — еще порядка 100 гривень. Плавсредство в обязательном порядке должно быть приписано к причалу — 760 гривень в год. Нас обязали брать пропуск у заповедника: за это каждый добровольно-принудительно «спонсирует» заповеднику 20 литров бензина.

Александр Сивизин:

Еще одна служба по наши души — рыбинспекция. Это та же ГАИ, только на воде. Те же «методы» работы. Чтобы эта контора лишний раз не ставила палки в колеса, у нас налажена система «задабривания». В прошлом году по каким-то причинам меня не оказалось в списках заплативших мзду, и начались неприятности. Рыбачу я на реке — подходит рыбинспекция. Осмотрели лодку, документы — все в порядке. Нашли к чему придраться: сети, говорят, не соответствуют, размер ячеи не тот. Конфисковали все восемь сетей. Спорить с ними не стал — подал в суд. Вот, пожалуйста, Постановление суда: «Дослідивши матеріали справи про притягнення Сівізіна О. М. до адміністративної відповідальності, суд вважає складений матеріал таким, що не є заснованим на законі, а адміністративна справа підлягає закриттю». В постановлении суда указывается, что я имел право в данный период на вылов рыбы, и сети мои соответствовали установленным нормам. Но обычно рыбаки по судам не ходят, скорее и спокойнее с рыбинспекцией «договориться». Как правило, наши рыбинспекторы сами занимаются промыслом рыбы, только их частные предприятия записаны для конспирации на родственников. Вилково — городок маленький, здесь все как на ладони.







  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Сергей Гриневецкий в своей деятельности уделяет особое внимание Придунавью. Еще в бытность С. Гриневецкого губернатором Одесской области, по его инициативе КМУ в 2004 году утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья, которая обеспечивала качественное развитие региона. К сожалению, «оранжевое» руководство страны игнорировало интересы страны в Придунавье, и о Программе «забыли»…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>