Час пик
Быстрый переход:




Вымирающим видом в дельте Дуная станет… Человек! | Страница 2

Автор: Анна Исаева






Иван Унгаров:

Нампостоянно приходиться сталкиваться с пограничниками. Такое впечатление, что они не границу охраняют, а гоняются за лодками. Что им нужно? К чему-нибудь придраться, протокол составить или рыбкой разжиться. Предпочитают, конечно, второе. А егеря заповедника! Чем они занимаются, прикрываясь своим положением?..

Валерий Стоянов:

Отдельная тема — получение и распределение лимитов на вылов рыбы. С оформлением этих документов всегда возникают проблемы. В прошлом году, например, дунайскую сельдь ловили только полтора месяца, а потом нам сказали, что квоты исчерпаны. Сельдь еще косяками шла, румыны вовсю рыбачили! Появились запреты, которые не поддаются никакой логике. В прошлом году промысел сельди разрешали вести ночью, а на другую рыбу — нельзя. Почему? Наши лодки оснащены всем необходимым для ночной работы — фонарями, аккумуляторами. Нельзя — и точка. Опять не дают рыбаку возможность заработать. На что же нам жить и кормить детей?

Все вышесказанное подтвердили и дополнили Анатолий Себелев, Борис Топтыгин, Сергей Гончаров и другие рыбаки.

Существенные ограничения на деятельность человека в дельте Дуная вносит Биосферный заповедник НАНУ, площадь которого до 1998 г. составляла 14,8 тыс. га, а с 2004 г. Указом Президента увеличена до 50,2 тыс. га. Охранять уникальные ландшафты дунайских плавней, ее богатую флору и фауну, многие представители которой занесены в Красную Книгу, безусловно, необходимо. Но кто позаботился о людях, которые оказались в заповеднике, как в резервации? Практически все предприятия, когда-то работавшие в Вилково, закрылись. Где и как заработать? На что жить?

Традиционно старообрядцы и примкнувшие позже к ним казаки использовали природные ресурсы дельты Дуная. Охотились. Сейчас охота запрещена. Рыбачили. Причем, чтобы рыба водилась и нерестилась, сами проводили мелиоративные работы, углубляя протоки, поддерживая циркуляцию воды в т. н. кутах. И по сей день в народе сохранились названия «Лазарькин-кут», «Таранов-кут», «Морозов-кут» — по именам рыбарей, которые заботились о наполнении естественных прудов свежей дунайской водой. Сейчас подобная хозяйственная деятельность запрещена — природа в заповеднике должна быть девственной. Местные жители говорят, что ландшафт становится не столько первозданным, сколько «загнивающим»: там, где раньше ловили рыбу, идут естественные процессы зарастания тростником и камышом, заиливания.

Еще один источник дохода жителей Украинской Венеции — небольшие клочки земли вдоль дунайских рукавов, где они выращивают клубнику, яблоки, виноград. Но эти земельные участки не узаконены, в любой момент люди могут их лишиться. И если это произойдет, то вымирающим видом в дельте Дуная станет Человек.







  • Через пять дней после принятия этого Закона, Верховная Рада, снова по инициативе Сергея Гриневецкого приняла Заявление «Безъядерному статусу Украины — реальные гарантии»…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Герои «аспектов» — это судьи, которые напрочь забыли о существовании судейской присяги, игнорируют ее, тем самым порочат свой статус и дают нам неисчерпаемый источник фактов, позволяющих доказывать: кривосудие существует!..>>>
  • Дальнейшая судьба погибающего порта Рени покрыта мраком полной неопределенности. Такой вывод напрашивается после отчета, с которым выступил на коллегии Ренийской райгосадминистрации начальник порта Сергей Строя…>>>