Час пик
Быстрый переход:




Одесса была разрушенной, седая от пыли, но гордая, и не склонившаяся перед врагом… | Страница 1

Автор: Виталий Орлов, старший преподаватель ОНУ им. И. И. Мечникова




В январе-феврале 1943 года, когда Красная Армия окончательно отбросила войска фашистской Германии на Запад, стало ясно, что обратной дороги для них нет. В ноябре того же года наши войска освободили Киев.

Год 1944‑й ознаменовался новыми победами Красной Армии. Немецкая армия потерпела серьезное поражение в Березнеговато-Снигиревской операции 1944 года, но, отойдя за Южный Буг, командование Вермахта сумело остановить наступление 3‑го Украинского фронта. Наступавшие севернее войска 2‑го Украинского фронта провели Уманско-Ботошанскую операцию, в результате которой вышли на подступы к Яссам и Кишиневу, глубоко охватив с Северо-Запада приморскую группировку врага.

Немцы оказались в положении Приморской армии Южного фронта, которая сдерживала рвущегося на Юг врага в 1941 году. Тогда, зимой-весной 1944 года, в отличие от советских войск, защищавших от врага свою землю, фашисты были на чужой земле. Войска 3‑го Украинского фронта, поддерживаемые Черноморским флотом и 17‑й воздушной армией, 26 марта получили приказ возобновить общее наступление. Фронту Р. Я. Малиновского противостояла воссозданная после Сталинграда 6‑й немецкая, а также 3‑я румынская армии.

26 марта армии 3‑го Украинского фронта приступили к форсированию Южного Буга с целью штурма Николаева. Город был освобожден через 2 дня. 30 марта частями 5‑й ударной армии и морскими пехотинцами Черноморского Флота был освобожден Очаков, 4 апреля была освобождена Раздельная. Наступил черед Одессы. 7 апреля к Днестровскому лиману вышла Конно-механизированная группа генерала И. А. Плиева. В те же дни Одессу с Северо-Запада обходили 8‑я гвардейская и 6‑я армии, 5‑я ударная армия вела наступление вдоль побережья.

А пока наши войска развивали наступление на Одессу, в самом городе свирепствовали гестапо и румынская сигуранца. Они пытались через расположенный в горловине Днестровского лимана Каролино-Бугаз отправить награбленные в городе ценности. Облавы следовали одна за другой. Обороне Одессы немецко-фашистское командование придавало большое значение. «Потеря Одессы и всего северо-западного побережья Черного моря неизбежно привела бы к изоляции с суши крымской группировки. Кроме того, это означало бы перенесение военных действий на территорию Румынии, поставило под угрозу румынские порты, что повлекло бы за собой окончательный срыв снабжения крымской группировки. Оказался бы под ударом и нефтяной район Плоешти. Словом, со всех точек зрения Одесса была для гитлеровского командования важным стратегическим плацдармом, утрата которого неизбежно ускорила бы сдачу Крыма», — вспоминал позднее Адмирал Флота СССР Н. Г. Кузнецов.

Город был объявлен крепостью, которую по приказу фюрера надо было удерживать любой ценой. Командование противника создало мощные укрепления на его подступах. С Востока и с Севера, как полагали немецкие генералы, Одесса надежно прикрывалась заливом и лиманами, на перешейках которых были оборудованы глубокоэшелонированные рубежи обороны с противотанковыми рвами, минными полями, проволочными заграждениями, дотами, дзотами и прочими сооружениями.

Одессу и ее жителей душили газами, истребляли, убивали, но она жила. Со страниц оккупационных газет не сходили сообщения рубрики «В военно-полевом суде». Не было ни дня, чтобы одесситов не приговаривали к смерти или к каторжным работам.

За год до освобождения, 11 апреля 1943 года «за организацию заговора с целью пропаганды в пользу врага и за хранение револьвера был приговорен к смерти Михаил Севастьянов, проживавший по Ришельевской улице, № 11. Георгий Сопалов, проживавший по Преображенской улице, дом № 17, приговорен к смерти за организацию такой же группы и хранение револьвера. Иван Журавлев, Валентин Францкевич, Аркадий Фищук были приговорены к пожизненной каторге за то, что, зная об организациях Севастьянова и Сопалова, не сообщили об этом властям. Владимир и Иван Хоровенко были приговорены к смерти за хранение оружия» (книга В. А. Рудного «Действующий флот»).







  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • В нашей газете (№46(550) от 20 ноября 2011 года), мы уже поднимали тему противостояния Одесского городского совета, в лице фирмы «Варион» и фонда социальной защиты «Ветеран». Весь сыр-бор возник из-за помещений, выделенных городом под создание благотворительных столовых. Фирма «Варион», якобы как «новый арендатор» начала борьбу с «Ветераном», чья деятельность на протяжении многих лет, обеспечивала едой самых незащищенных и малоимущих Одессы…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>