Час пик
Быстрый переход:




Ольга Вовченко: «Я всю жизнь отдала этой земле, и не хочу, чтобы мы ее потеряли…» | Страница 2

Автор: Записал Алексей Лосинец






В 2000 году из КСП мы снова реформировались в агрофирму, начали свою переработку продукции. Однако вслед за этим пошло реформирование аграрного сектора в целом — то есть, паевание земли. То была серьезная ошибка государства.

— О какой ошибке идет речь?

— Раздробление хозяйства на доли — паи. Незачем было дробить землю. Ведь это наше национальное богатство, и оно должно оставаться достоянием всего народа. Как шла распаевка? Паи давали только тем, кто работал в данный момент на предприятии, и тем, кто за последнее время вышел на пенсию. А если человек сегодня уволился — завтра он свой пай уже не получит.

Для чего все это было сделано? Давайте поразмышляем. У нас на то время существовали мощные производства, которые решали вопрос наполнения бюджета, и за счет этого существовала вся социальная сфера села.

Проект приватизации наших сельхозпредприятий разрабатывала Дания по просьбе ЕС. Несколько базовых хозяйств Одесской области, в частности, наше, стали площадкой для этого «эксперимента». Были потрачены огромные деньги. Сорок датских специалистов, получившие доступ ко всей информации, три года изучали наше производство, организацию труда — и все для того, чтобы создать проект нашей гибели.

После утверждения проекта делегацию из Одесской области пригласили в Данию. Конечно, эту страну нельзя сравнивать с Украиной. Маленькое государство без плодородных земель и обширных площадей. Может быть, мелкие фермы у них и более целесообразны для удобства управления. Но зачем в Украине дробить мощные хозяйства, уничтожать животноводство, драгоценный опыт, накопленный годами, структуры и технологии?

Любопытно, но во время визита нам показывали, что фермы в Дании объединяются в кооперативы, плюс еще и с обслуживающими, перерабатывающими предприятиями, мелкие хозяйства сливаются в более крупные структуры. А у нас по их «рецепту» — обратный процесс! Все это было запланировано. Результат общеизвестен: погибло практически все наше аграрное производство. И я вижу их цель именно в этом — убрать сильного конкурента с высоким уровнем развития, каким и была Украина.

Кстати, в Дании земля государственная. Она предоставляется частникам в долгосрочную аренду с правом на передачу этой аренды по наследству. То есть, хозяин у земли есть, и государство контролирует производство всех видов продукции. Да, там рыночная экономика. Но рынок — это не хаос, как у нас сегодня. Это плановое производство!

— Тем не менее, Вы продолжаете развиваться в существующих условиях…

— Да, остаемся прибыльным хозяйством, вовремя выплачиваем зарплаты и дивиденды. Это при том, что цены на материально-технические ресурсы за последние десять лет увеличились в пять раз, а на сельхозпродукцию — в два с лишним раза. Не говоря уже о повышении цен на горючее. Соответственно, эффективность работы намного снизилась. Кроме того, южный регион Украины, по сравнению с другими, обладает непростыми климатическими условиями для ведения сельского хозяйства, что должно бы учитываться государством.

В итоге нам пришлось поменять специализацию. Практически два года не было сбыта молока. Мы несли большие убытки от молочно-товарной фермы. Поэтому вынуждены были с болью распрощаться с дойным стадом. В районе осталось лишь три государственных предприятия, которых заставляют держать небольшое поголовье дойного стада — им идет компенсация за счет государства. А частным предприятиям убытки никто не компенсирует.

В результате у нас остались овощеводство, зернопроизводство и производство свинины. С животноводством расставаться, конечно, не хочется. Во-первых, это рабочие места и выручка круглый год. Во-вторых, растениеводство и животноводство должны сочетаться.

Правда, поголовье свиней имеем небольшое — на уровне 700‑800 голов. Мы бы могли нарастить производство свинины (возможность есть и материальная, и кормовая базы — отходы от производства и очистки семян). Тем более, мы выращиваем свинину экологически чистую: без добавок и ГМО. Но, к сожалению, тут проблема ценовой политики: экологически чистая продукция у нас реализуется по той же цене, что и некачественная, выращенная на добавках. Во многих странах этот вопрос давно решен: существуют специализированные магазины, где каждый желающий может позволить себе приобрести, пусть и подороже, но чистую продукцию. Она сегодня востребована, особенно для детей.







  • Имея выгодное географическое положение, самую протяженную среди Черноморских стран длину береговой линии и морских границ, развитую сеть портов, автомобильных и железных дорог, серьезный научный и образовательный потенциал для развития морской отрасли в целом, Украина значительно ослабила свои позиции в Черноморско-Азовском регионе и других регионах Мирового океана…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • 13-15 гривень за десяток яиц — не перебор ли, панове? К примеру, в Киеве стоимость этого хрупкого продукта, даже после повышения, колеблется в диапазоне 10-11 гривень. Но и это — слишком высокая цена, особенно, если учесть темпы роста отрасли и себестоимость яйца, которая… ровно в 10 раз ниже розничной в Одессе…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>