Час пик
Быстрый переход:




Озера превращаются в болота? | Страница 1

Автор: Андрей Потылико




Экологические проблемы Придунайских озер обусловлены тем, что они, в сущности, уже не являются озерами как таковыми. Они превратились в обычные водохранилища.

 

Придунайские озера по праву считаются жемчужиной нашего края. Для засушливой Буджакской степи это поистине подарок природы: водные ресурсы озер обеспечивают и водоснабжение населенных пунктов, и орошение полей, и промышленное рыболовство, и другие потребности местного населения. Кроме того, Придунайские озера обладают огромным рекреационным и туристическим потенциалом, который, кстати, мог бы стать одной из основ экономического процветания южных районов Одесской области.

Однако очень скоро мы можем потерять наше водное богатство. Вмешательство человека в природные процессы, а именно включение естественных водоемов в хозяйственную систему привело к серьезным экологическим изменениям, и эта тенденция с каждым годом становится все более угрожающей. Подобная деградация особенно заметна на примере озера Кагул: все идет к тому, что через 30‑40 лет оно превратится в болото.

 

«Чувство горечи охватило меня…»

 

В 1997 году эколог-любитель Владимир Ткаченко опубликовал в газете «Ренийский вестник» статью под заголовком «Что случилось с озером Кагул?» Разумеется, эта публикация не является научной, однако наблюдения и выводы Владимира Николаевича полностью подтверждаются фактами.

«Несмотря на то, что я уже без малого тридцать лет не живу в Рени, связь с родным городом не теряю, — пишет В. Ткаченко. — Регулярно приезжаю, встречаюсь с родными и друзьями и всегда, независимо от времени года, бываю на природе. Особенно люблю Придунайские озера, хорошо их знаю. Чувство горечи охватило меня, когда стал замечать, какими они стали, — в частности, озеро Кагул. Много раз, просматривая местную прессу, встречал сообщения о массовой гибели рыбы (в девяностых годах прошлого века массовая гибель рыбы в озерах Кагул и Ялпуг приобрела характер регулярного явления, происходило это и в последние годы; ученые до сих пор не пришли к единому мнению о причинах рыбного мора — А. П.).

Многие ренийцы пожилого возраста помнят, что площадь водного зеркала озера Кагул была намного больше, чем сейчас. Прибрежные плавни подступали вплотную к черте города, особенно весной, во время половодья. Вода разливалась чуть ли не до железнодорожного переезда автотрассы Рени — Измаил. Там, в районе газового хозяйства, по сей день сохранилось небольшое озерцо. Вся территория восточнее нефтебазы и 4‑го грузового района порта тоже представляла собой плавни. Помню годы, когда в период половодья вода доходила до станции Наливной, до села Долинского и даже дальше — к Этулии.

Но все изменилось в результате осушения, строительства дамб и забора воды из озера для полива сельхозугодий. В результате акватория озера сократилась почти на треть. Проезжая поездом мимо Этулии, можно видеть поля и дамбы в местах, где когда-то были плавни. На водоеме это отразилось самым негативным образом. Если раньше грязевые ливневые потоки попадали вначале в плавни, задерживали свой ход и самоочищались, то теперь прямиком стекают в озеро. Вода в Кагуле стала грязнее и, соответственно, в ней уменьшилось процентное содержание кислорода. Практически исчезли моллюски — все дно в районе Старого пляжа усеяно раковинами этих водных организмов. Значительно сократилось и количество раков. Это обстоятельство, на мой взгляд, наиболее красноречиво свидетельствует о том, что озеро тяжело больно.

Следующим фактором, способствующим массовой гибели рыбы, считаю уменьшение глубины озера. Постоянное накопление грязи, которую приносят дождевые потоки, привело к тому, что средняя глубина Кагула на сегодняшний день составляет лишь 2‑3 метра. А раньше ведь средняя глубина достигала 7‑9 метров. Перестали бить со дна источники — «ключи», охлаждавшие воду, поэтому в летнее время, в жаркие дни, озеро стало быстрее прогреваться. В результате, опять же, в воде падает содержание кислорода. А вода-то не проточная. И такие рыбы как толстолобик и белый амур, которые искусственно заселены в Придунайские озера и мало приспособлены к условиям жизни в чужой для них экосистеме, погибают первыми.







  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>