Час пик
Быстрый переход:




По принципу Кабанихи | Страница 1




Всевозможные «постреволюционные» времена всегда изобиловали примерами не только простого беззакония, но и вовсе свинства. Но тут на дворе как бы двадцать первый век, и страна как бы движется в Европу. Поэтому сведение каких-либо счетов – не то, чтобы с политическими противниками, а с обычными техническими специалистами, к революционной тематике не причастными, должно было бы показаться бредом. Отнюдь нет!

У начальника управления культуры облгосадминистрации есть такие заместители, которые так совсем не считают. И позволяют себе, прикрываясь «оранжевой фразой», сводить личные счеты. Даже если речь идет о женщине, даже – если о матери-одиночке.

Обратите внимание – эти люди заведуют не чем-нибудь, – культурой! Или, точнее сказать, «сидят на культуре». И полагают, что могут решать судьбу человека в соответствии с жанром, – то есть по принципу Кабанихи (из пьесы Островского) или Унтер-Пришибеева из Салтыкова-Щедрина, то есть, по своей собственной прихоти.

Анна Александровна Сытник работала в управлении культуры облгосадминистрации в отделе экономики и бюджета четыре года (при общем двенадцатилетнем экономическом стаже). А вообще трудится она с июля 1990 года, с семнадцати лет.

Закончила Одесский финансовый техникум, затем – вечернее отделение Одесского нархоза, и уже совсем недавно, в 2004 году – Национальную академию государственного управления при Президенте Украины. Имеет дипломы магистра финансов и магистра управления. Является специалистом высшей категории. Однако все это не явилось препятствием для ее увольнения «в связи с ликвидацией управления культуры», по решению заместителя начальника управления Дмитрия Флорова.

Поскольку на базе упраздняемого тут же было создано «новое» управление культуры – с добавлением «туризма», – то Анну Александровну по закону не имели права не взять на работу вновь. Она пользовалась приоритетом и потому, что является специалистом высокого уровня, магистром в двух категориях (финансов и управления), и потому, что проработала в видоизмененном управлении несколько лет, и, наконец, потому, что самостоятельно воспитывает девятилетнего сына.

Таков закон.

В том, что произошло, во многом кроются причины субъективного характера. Что не устраивало в Анне Александровне «многоопытного» Флорова? То, что она являлась «ключевым звеном» (и далеко не самым слабым) в данном подразделении? Или то обстоятельство, что она имела свое мнение по поводу многих вопросов и опиралась на скурпулезное соблюдение законодательства в повседневной практике? А может быть, то обстоятельство, что она активно общалась с людьми, ранее уволенными по скрытым мотивам – политическим?

Кстати, если уж говорить «о подоплеке», следует припомнить тот факт, что Флоров в вопросах политических был далеко не всегда щепетилен. Будучи в статусе государственного служащего, во время предвыборной кампании 2004 года он выступил в роли наблюдателя от команды Януковича в Тарутинском районе. Далековато занесло от Одессы. Однако, имея таких специалистов в своем отделе экономики, как Анна Александровна, он мог позволить себе появляться на работе чисто символически. Когда же ситуация изменилась, Флоров резко перекрасился и стал «почитателем» своих недавних политических противников. Видимо, одной из причин нелюбви оставшегося на плаву чиновника к «старым кадрам» было как раз то обстоятельство, что они были свидетелями его политической «преданности».

Вряд ли и в других, более «мелких» вопросах, г-н Флоров проявлял большую щепетильность, являя собою пример административного рвения. В случае с Анной Александровной он прибег к привычной по политическим играм закулисной тактике. Не говоря ни слова самой Сытник, за спиной женщины он всячески оговаривал, компрометировал ее – бездоказательно обвинял во взяточничестве, предвзятом отношении к учреждениям культуры. А отстаивание работником собственного мнения выдавал за склочность. Подобными методами Флоров убедил не успевшего вникнуть в суть дела нового начальника управления культуры Юрия Кузнецова в том, что с начальницей отдела экономики и бюджета «надо расстаться». О чем и объявил ей внезапно: «...Вне зависимости от вашего решения мы будем с вами расставаться».








  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Сознание человека в обществе потребления, блокирует любую информацию, в которой не заложен элемент материальной прибыли, проще говоря, «бесплатно размышлять» никто уже не будет, а вот за деньги, такие люди, согласны будут размышлять в любом указанном направлении. «Бухгалтерское мышление» — так удачно назвала этот феномен президент Литвы Даля Грибаускайте, разрушает общество, а ведь общество — это фундамент государства…>>>