Час пик
Быстрый переход:




Главный памятник эпохе | Страница 3

Автор: Светлана Румилец






В 1956‑м году нас объединили с отделом связи, где я служил до 1972‑го года, за исключением восьми лет, которые я прослужил в южной группе войск в Венгрии. За это время я прошел все специальности, которые были в отделе связи — меня готовили на должность заместителя. Но когда подошло время, то решили, что возраст уже не тот. И я уволился. Занялся садоводством, своими руками построил дачу. На военрука тогда места не было, и я согласился на уговоры невестки пойти методистом-экскурсоводом в бюро путешествий. Неплохой из меня получился экскурсовод, почти каждый день приходил с цветами — жена очень ревновала, а что делать?

Я всю жизнь переписывался с моими однополчанами. Их было очень много, моих друзей. Но сейчас единицы остались. А я с ними до сих пор держу связь. Я — почетный ветеран этого полка. Приглашали нас туда на разные юбилеи. В доме офицеров в музее полка есть мой уголок. Там мои фотографии, мои письма, и мои книги со стихами. Я их писал еще на фронте. Я с фронта не привез ничего, кроме носовых платочков, которые мне девчата наши связистки подарили, все платочки тогда дарили, и вот записки мои со стихами.

Я писал всю жизнь… В особенности очень много я написал стихов, посвященных моей супруге. Они мне дали возможность издать в 2003 году сборник «Песнь о любви».

Надо сказать, что так выпало: всю свою жизнь фактически мне приходилось служить или работать в качестве воспитателя — на фронте, в боевых частях, в мирное время. Поэтому, когда освободилось место военрука в 105‑й одесской школе, и меня туда пригласили, и 12 лет я работал там военруком. Ушел только в 1995 году, написав заявление, что ухожу в знак протеста против свертывания военно-патриотической работы и насильственной украинизации учебного процесса — буквально так! Но не ушел от коллектива — я там постоянно бываю, меня приглашают на все праздники, патриотические мероприятия, хотя, увы, возраст не позволяет многое делать из того, что раньше не составляло трудностей. Но, тем не менее, я вижу, что я нужен людям, и чувствую себя нужным, востребованным. К тому же — ни дня не живу без строчки — каждый день что-то пишу.

Я состою в общественной организации ветеранов-участников Парада Победы с 2003 года. Здесь тоже немало работы, и, как всякая работа, она требует расходов. А где взять средства, особенно в последние, самые трудные годы? Общественная организация — Совет ветеранов — тоже испытывает дефицит финансов. Даже собраться где-то, организовать торжественное мероприятие возможности не было. Но мы нашли человека, который сразу же протянул нам руку помощи — это народный депутат Сергей Рафаилович Гриневецкий.

Кстати, он — частый гость наших ветеранских организаций, нередко сам инициирует наши встречи с молодежью, с общественностью, всегда интересуется тем, как мы живем, в чем испытываем нужду. И во всем помогает. В том числе, и в деятельности наших общественных организаций.

Однажды, в ходе одного из мероприятий в честь Дня защитника Отечества, организованных с помощью Сергей Рафаиловича, я выступал с докладом о Красной Армии. Потом мы беседовали с народным депутатом. Его заинтересовал мой доклад — он даже взял у меня тезисы. Я обратил внимание, что этот человек очень тепло принимает наши воспоминания, с удовольствием нам помогает, и, главное, мыслит как мы. Вот это, мне кажется, — самое важное. На нашем пути разные люди встречаются, но далеко не о каждом можно сказать, что он переживает за судьбу страны как мы, мыслит как мы. А о Гриневецком так сказать можно — одним словом, — он наш человек!

Отношения наши продолжаются уже довольно длительное время, и сейчас Сергей Рафаилович остается единственным человеком, кто нас поддерживает. На последней встрече мы решили, что будем встречаться не реже двух раз в году — на годовщину Парада Победы и в День Советской Армии. Он выполняет свои обещания добросовестно.

Всякий раз, встречаясь с ним, я убеждаюсь в том, как важно для каждого из нас — и стариков, и тех, кто еще молод, но родился в СССР — сохранить то лучшее, что в той системе было, то лучшее, что действительно было лучшим и гордо звучало как «советский человек»! Потому что «советскость» — это качество. Это достоинство, уважение к прошлому, человечность и коллективизм — то есть, забота о тех, кто рядом.

Вот — и вся запись беседы. В комментариях она, конечно же, не нуждается. Разве что — в продолжении. Потому что описание подлинной истории великого народа и его великого подвига в той, уже далекой войне, не может быть закончено никогда.

Разве что хочется поделиться одним ощущением, не покидавшим меня в ходе беседы. Это было ощущение живой связи прошлого настоящего и будущего. И той легкости, с которой мы можем отказаться от будущего, если забудем свое прошлое. А главным в этом прошлом как раз и был советский человек, главным памятником которому для всего человечества как раз и является День Победы.







  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Безопасность горожанина касается не только чрезвычайных ситуаций…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>