Час пик
Быстрый переход:




Русский язык, Венецианская Комиссия и двойные стандарты Европы | Страница 1

Автор: Виталий Орлов, преподаватель ОНУ им. Мечникова




В центральной прессе не утихает дискуссия по поводу придания надлежащего статуса русскому языку (который формально у нас давно существует на основании «Закона о языках в украинской ССР»). Национально озабоченные деятели взахлеб приветствуют решения так называемой Венецианской Комиссии, назвать серьезными которые не поворачивается язык.

Хочу и я коснуться темы Венецианской Комиссии, и начать ее с вопроса, а судьи кто? Кто решает, учить нам или не учить русский язык, готовить или нет соответствующих специалистов? Как явствует из сайта ВК, ее членами являются, в частности, профессора университетов, преподающие конституционное и международное право, судьи верховных и конституционных судов, депутаты национальных парламентов, высокопоставленные чиновники.

Только вдумайтесь — какой контингент! И… ни одного не только профессора лингвистики, а и социолога, психолога или, хотя бы, историка. Может быть, такие специалисты и присутствуют, но на официальном сайте ВК такой информации нет.

Следование решениям ВК похоже на ситуацию когда кто-нибудь из нас спрашивал бы соседа, что нам есть на ужин или как тратить деньги. Абсурд? Конечно, хотя, безусловно, мы можем посоветоваться со знакомыми, что подарить кому-то, или купить для них (не для себя). Но окончательное решение все равно будет за нами. Никто ведь не был против того, чтобы вернуть на герб Одессы Золотую Звезду в знак памяти о нашем великом прошлом, и в знак благодарности тем, благодаря кому мы (да и ВК тоже) живем. Так зачем нужно спрашивать европейцев как нам говорить?

Не спрашивает же Франция, возрождать или нет бретонский язык. Прозвенел тревожный звонок, что этот язык исчезает, и Париж откликнулся на него. В стране действует программа возрождения: работают школы, существует пресса на бретонском языке, ведутся радио- и телепрограммы. Даже в конце 80‑х годов учебник французского языка для иностранцев содержал страноведческую информацию об обычаях, традициях, блюдах бретонцев. При этом авторы добавили в текст некоторые, самые распространенные выражения типа: «Как дела, добрый день», и т. д. При этом все бретонцы считают себя французами, хотя и не стесняются своих этнических корней.

А что видим мы? Сокращение русского языка, отсутствие финансирования на его преподавание, сокращен набор студентов на русское отделение Одесского университета.

Проблема, безусловно, есть и она серьезна.

Очень убедительно звучит обращение Одесского горсовета в Министерства Юстиции и Внутренних дел, когда речь идет о самоуверенности работников отделов РАГС, которые, пользуясь юридической некомпетентностью граждан, записывают их детям украинские имена. Доходит до выяснения отношений и запугиваний. На требование записать ребенка под именем Михаил, Алена, Алексей выдвигаются ультиматумы: «У вас в будущем будут проблемы. Вы должны будете следить за тем, чтобы в документах фигурировало то же имя, что и в Свидетельстве о рождении».

Все было бы ничего, если бы не одно но. Последние 10‑15 лет граждане Украины часто выезжают за границу, подают документы для участия в конкурсах на получение стипендий европейских государств, выезжают на ПМЖ. Такая деятельность требует перевода документов на ходовые языки: французский, английский, немецкий. В результате получаются различного рода нестыковки. Например, женщина по имени Анна, родившаяся, скажем, в Белоруссии, приезжает в Украину и становится Ганной. На это имя ей выписывают диплом, свидетельство о браке. Дальше — свидетельство о рождении детей. Когда же наступает момент, о котором я уже упомянул, то возникает, мягко говоря, нестыковка между русским именем в ранних документах и его аналогом — в украинских. Да разве заботятся об этом работники РАГСов! Им бы оформить и отчитаться! А то, что за каждой бумажкой нужно потом бежать в архив, и то, что они же первыми не признают соответствий между русскоязычными и украиноязычными документами, их это не интересует.

Конечно, чтобы правильно, квалифицированно, деликатно выполнить работу, нужно постараться выучить правила переноса имен с одного языка на другой и, если хотите, этимологию имен. А пока книги регистраций рождений содержат почти всегда украинские имена. А недоуменные родители только разводят руками.







  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Страсти кипят вокруг главной отечественной сиделицы. Восторженные фанаты исступленно требуют ей свободы. Того же домогаются зафрахтованные зарубежные борцы за демократию в Украине. Даже циклические изменения в самочувствии VIP-заключенной ставятся в вину «преступной власти»… На самом же деле циркачам и шоуменам нашей общественной жизни глубоко безразличны права человека, его свободы и сама свобода. Если, конечно, это не касается их самих и их подельников…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>