Час пик
Быстрый переход:




Русский язык, Венецианская Комиссия и двойные стандарты Европы | Страница 1

Автор: Виталий Орлов, преподаватель ОНУ им. Мечникова




В центральной прессе не утихает дискуссия по поводу придания надлежащего статуса русскому языку (который формально у нас давно существует на основании «Закона о языках в украинской ССР»). Национально озабоченные деятели взахлеб приветствуют решения так называемой Венецианской Комиссии, назвать серьезными которые не поворачивается язык.

Хочу и я коснуться темы Венецианской Комиссии, и начать ее с вопроса, а судьи кто? Кто решает, учить нам или не учить русский язык, готовить или нет соответствующих специалистов? Как явствует из сайта ВК, ее членами являются, в частности, профессора университетов, преподающие конституционное и международное право, судьи верховных и конституционных судов, депутаты национальных парламентов, высокопоставленные чиновники.

Только вдумайтесь — какой контингент! И… ни одного не только профессора лингвистики, а и социолога, психолога или, хотя бы, историка. Может быть, такие специалисты и присутствуют, но на официальном сайте ВК такой информации нет.

Следование решениям ВК похоже на ситуацию когда кто-нибудь из нас спрашивал бы соседа, что нам есть на ужин или как тратить деньги. Абсурд? Конечно, хотя, безусловно, мы можем посоветоваться со знакомыми, что подарить кому-то, или купить для них (не для себя). Но окончательное решение все равно будет за нами. Никто ведь не был против того, чтобы вернуть на герб Одессы Золотую Звезду в знак памяти о нашем великом прошлом, и в знак благодарности тем, благодаря кому мы (да и ВК тоже) живем. Так зачем нужно спрашивать европейцев как нам говорить?

Не спрашивает же Франция, возрождать или нет бретонский язык. Прозвенел тревожный звонок, что этот язык исчезает, и Париж откликнулся на него. В стране действует программа возрождения: работают школы, существует пресса на бретонском языке, ведутся радио- и телепрограммы. Даже в конце 80‑х годов учебник французского языка для иностранцев содержал страноведческую информацию об обычаях, традициях, блюдах бретонцев. При этом авторы добавили в текст некоторые, самые распространенные выражения типа: «Как дела, добрый день», и т. д. При этом все бретонцы считают себя французами, хотя и не стесняются своих этнических корней.

А что видим мы? Сокращение русского языка, отсутствие финансирования на его преподавание, сокращен набор студентов на русское отделение Одесского университета.

Проблема, безусловно, есть и она серьезна.

Очень убедительно звучит обращение Одесского горсовета в Министерства Юстиции и Внутренних дел, когда речь идет о самоуверенности работников отделов РАГС, которые, пользуясь юридической некомпетентностью граждан, записывают их детям украинские имена. Доходит до выяснения отношений и запугиваний. На требование записать ребенка под именем Михаил, Алена, Алексей выдвигаются ультиматумы: «У вас в будущем будут проблемы. Вы должны будете следить за тем, чтобы в документах фигурировало то же имя, что и в Свидетельстве о рождении».

Все было бы ничего, если бы не одно но. Последние 10‑15 лет граждане Украины часто выезжают за границу, подают документы для участия в конкурсах на получение стипендий европейских государств, выезжают на ПМЖ. Такая деятельность требует перевода документов на ходовые языки: французский, английский, немецкий. В результате получаются различного рода нестыковки. Например, женщина по имени Анна, родившаяся, скажем, в Белоруссии, приезжает в Украину и становится Ганной. На это имя ей выписывают диплом, свидетельство о браке. Дальше — свидетельство о рождении детей. Когда же наступает момент, о котором я уже упомянул, то возникает, мягко говоря, нестыковка между русским именем в ранних документах и его аналогом — в украинских. Да разве заботятся об этом работники РАГСов! Им бы оформить и отчитаться! А то, что за каждой бумажкой нужно потом бежать в архив, и то, что они же первыми не признают соответствий между русскоязычными и украиноязычными документами, их это не интересует.

Конечно, чтобы правильно, квалифицированно, деликатно выполнить работу, нужно постараться выучить правила переноса имен с одного языка на другой и, если хотите, этимологию имен. А пока книги регистраций рождений содержат почти всегда украинские имена. А недоуменные родители только разводят руками.







  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • Здравоохранению нужен прозрачный механизм финансирования. Прежде всего, нужно определить четкий перечень гарантированных государством медицинских услуг, например, неотложную медпомощь и помощь на первичном уровне. Может быть, стоит найти новые механизмы финансирования здравоохранения…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>