Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий: «Обеспечить приоритет прав человека в языковой политике» | Страница 4

Автор: «Голос Украины»






Владение русским языком открыло нашим людям, независимо от их национальной принадлежности, доступ к достоянию мировой науки и культуры, что очень важно, поскольку основной массив достижений в гуманитарной сфере пока еще доступен для нас на русском языке. Как же нужно ненавидеть все русское и презирать собственный народ, чтобы ограничивать, а тем более — вытеснять русский язык и культуру, как еще недавно это стремились делать национал-радикалы!

Конечно, нынешняя ситуация не исключает необходимости интенсивно работать над переводом научных трудов, художественных произведений на украинский язык. Но на это нужно время. Наш проект реалистично учитывает положение вещей, сложившееся в стране, и предлагает решения, которые никоим образом не ограничивают языковых прав как украинцев, так и граждан других национальностей.

Можно не сомневаться, что радикально не изменит ситуацию относительно национального состава и языковых предпочтений населения Украины и следующая Перепись населения. Предложение отложить совершенствование языкового законодательства до проведения переписи является всего лишь очередной попыткой не допустить принятия закона.

Венецианскую Комиссию беспокоит то, что в проекте «русский язык защищен в равной или почти равной мере» как и украинский (п. 58). Более того, в Заключении отмечается: «Поскольку проект закона предусматривает, что русский язык или другие языки защищены на равной основе с единственным официальным языком, также возникает вопрос о соответствии проекта Статье 10 Конституции» (п. 69).

Но правомерно спросить, а почему украинский или польский, болгарский или венгерский, молдавский, крымско-татарский, или языки каких-то других национальных меньшинств должны быть защищены меньше? Как это согласовывается с конституционными положениями о равенстве прав и недопустимости дискриминации граждан, в том числе по языковым признакам?

Языковая сфера, как и вообще сфера духовной жизни, является очень деликатной. Процессы, которые происходят здесь, нуждаются в очень внимательных и взвешенных подходах. Здесь нельзя достичь за короткое время каких-то целей, прибегая к давлению, навязыванию или запрещению (ограничению) как языка, так и того или иного художественного стиля.

Между тем, в своем Заключении Венецианская Комиссия, отмечая в п. 110, как позитив законопроекта то, что в нем укрепляется статус украинского языка как государственного, и свободное развитие языков рассматривается как «инструмент для общественного единения и интеграции в общество» («базируется на украинской Конституции и в целом отвечает международным стандартам в этой сфере»), в других местах фактором общественного единения и интеграции рассматривает только «знание государственного языка» (пп.55‑56, 116).

Анализ документа приводит к выводу, что в поиске «справедливого баланса» между защитой прав меньшинств (более широко — прав человека) с одной стороны, и сохранением государственного языка в качестве инструмента для интеграции в общество — с другой Венецианская Комиссия отдала преимущество обеспечению статуса государственного языка.

Такой подход трудно принять: он не согласовывается с ведущей мировой тенденцией развития демократии, которая на первый план, можно сказать, превыше всего ставит человека, ее права и свободы, индивидуальную свободу.

Комиссию не удовлетворяет то, что в проекте отмечается: «Обязательность применения государственного языка или содействия его использованию в той или другой сфере общественной жизни не должно истолковываться как отказ от права или уменьшение права на пользование русским языком и другими региональными языками или языками меньшинств в соответствующей сфере». Но законопроект содержит и такую норму: «Ни одно из положений Закона относительно развития, использования и защиты региональных языков или языков меньшинств не должно истолковываться как такое, которое создает препятствия к владению государственным языком». То есть, проект сбалансирован именно на принципе приоритета прав человека и в языковой сфере. Этого почему-то не «заметила» Венецианская Комиссия.







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Эксклюзивный сюжет южненской телестудии «Миг» шокировал весь регион. Корреспонденты телестудии г. Южный после многочисленных звонков выехали в село Кошары, где по убеждению горожан в центре населенного пункта находится несколько «брошенных»… могильных плит…>>>