Час пик
Быстрый переход:




Зарплата как форма геноцида | Страница 2

Автор: Андрей Потылико






Валентина Добрицкая, почтальон:

— В настоящее время мы работаем на 80‑90 процентов, на руки я получаю где-то 900 гривень, в лучшем случае — 1100, и это уже считается много. При этом мы не только разносим почту — нам навязывают жесткий план по подписке, по продаже товаров народного потребления. Если план не выполняем, начальство регулярно заставляет нас на несколько дней уходить в отпуск за свой счет, чтобы сэкономить на нашей зарплате. А у меня одних лишь заказных писем бывает по 150 штук в день, не считая всего остального. Хорошо, что я уже получаю пенсию — и немножко легче в денежном плане. Какая пенсия? Маленькая, конечно, — 846 гривень.

Вера Панфилова, библиотекарь:

— Мы всегда получали мизерную зарплату, и лишь недавно нам немного добавили — стали платить за выслугу лет, играет роль и категория. Теперь библиотекарь в среднем получает 1400‑1500 гривень в месяц. Но я почувствовала себя человеком, когда вышла на пенсию. Пенсия — около 850 гривень. Зарплата плюс пенсия позволяют хоть как-то жить. А если получать только пенсию… Даже не представляю, как можно выживать на такую сумму.

Ирина Дергачева, оператор «Укртелекома»:

— Сейчас «чистыми» я получаю 1390 гривень, но это — с 1 апреля, а до того было меньше тысячи. Тем не менее, периодически — каждый месяц или один раз в два месяца — нас вынуждают брать по пять дней за свой счет в целях экономии фонда заработной платы.

Муж у меня пенсионер, получает 1400 гривень. Вроде бы не так уж и мало по сравнению с другими, но у нас дочь много лет болеет сахарным диабетом, инвалид второй группы. И хотя она имеет право на льготные лекарства, реально эти льготы обеспечиваются очень редко, поэтому все медикаменты мы покупаем за собственные средства. А на это ежемесячно уходит 600‑700 гривень. Пенсия по инвалидности составляет 740 гривень, то есть, ее хватает только на лекарства. К тому же, дочка заочно учится в университете, а заочная форма — лишь по контракту. За этот курс мы заплатили 4500 гривень, дальше будет дороже.

Александр Пилипчук, главный специалист одного из отделов райгосадминистрации:

— Я получаю «минималку» — 960 гривень плюс за выслугу лет и за ранг. Все вместе — 1080 гривень в месяц. Премия — раз в год. По большому счету, за последние пять лет моя зарплата не выросла ни на йоту (если учитывать соотношение цен и доходов). Жена работает в торговой организации, получает больше, чем я, но все равно это не те деньги, на которые можно более-менее достойно жить. Это при том, что у нас ребенок дошкольного возраста. А я попал под сокращение. Вернее, сокращают мой отдел. Что будет завтра, останусь ли работать в другом отделе, — не знаю. Даже если останусь, объем работы (особенно бумажный поток) увеличится, но зарплата не повысится. Вот так.

Иван Родченко, рабочий цеха резцов:

— «Чистыми» у меня выходит около 1200 гривень. Можно и больше зарабатывать, но сейчас, например, мы уже две недели сидим без работы — нет сырья для изготовления резцов. А знаете, почему нет сырья? Нет необходимого нам проката. Оказывается, его производят два или три завода в Украине. Вот вам и металлургическая держава. Мы покупаем прокат на донецком заводе, но там сейчас этой продукции нет. Почему нет — неизвестно. Говорят: ждите, прокат будет в июне. Но он может быть в начале июня, а может и в конце… Мы могли бы купить прокат на металлобазе, но она продает его по 14 тысяч гривень за тонну. Тогда как заводская цена — 8 тысяч. Неплохой навар, правда? И так сегодня живет вся Украина: никто не хочет производить — все только продают-перепродают. Так откуда у простого работяги возьмется нормальная зарплата?







  • Имея выгодное географическое положение, самую протяженную среди Черноморских стран длину береговой линии и морских границ, развитую сеть портов, автомобильных и железных дорог, серьезный научный и образовательный потенциал для развития морской отрасли в целом, Украина значительно ослабила свои позиции в Черноморско-Азовском регионе и других регионах Мирового океана…>>>
  • Нужно искать новую эффективную модель, чтобы не превращать райадминистрации в отделы по переписыванию бумаг… Стране нужна дальнейшая реформа власти, в первую очередь, власти на местах…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>