Час пик
Быстрый переход:




Странное «миротворчество» с агрессивным душком... | Страница 1

Автор: Виталий Саражин, полковник запаса




Браво! Так это все-таки миротворческие учения, или террористические? Подчеркиваю, не антитеррористические, а именно террористические? Причем, по отношению к мирному местному населению? Инструктор это и подтвердил: он отметил, что солдатам, которых он готовил, приходилось участвовать в разгоне демонстраций в Египте и Ливии…

 

Только что завершились учения «Си Бриз — 2011» (6‑18 июня), которые проходили, в основном, в акватории Черного моря вблизи Одессы и на учебном центре «Широкий Лан» в Николаевской области. Маневры назывались миротворческими и «антипиратскими», и состояли из четырех этапов: I — развертывание сил (3‑6 июня). II — базовая подготовка, соединение (7‑12 июня), в ходе которого экипажи кораблей провели тренировки по связи, сил берегового компонента на учебных местах, учения по борьбе за живучесть, прыжки с парашютом с вертолетов и самолетов, подводные спуски водолазов, полеты авиации. III этап — проведение миротворческой операции многонациональным контингентом.

В этом году учения были особенными. Первым сюрпризом, и, пожалуй, наиболее значимым, стало участие в учениях противоракетного крейсера ВМС США «Монтерей», оборудованного противоракетной системой «Иджис». Это вызвало недоумение многих наблюдателей. Для того, чтобы понять его причины, стоит ознакомиться с тактико-техническими характеристиками заокеанского «гостя».

Крейсер УРО CG-61 «Монтерей» типа «Тикондерога» ВМС США: полное водоизмещение 9516 т; мощность двухвальной газотурбинной главной энергетической установки 86000 л. с., наибольшая скорость хода 30 уз, дальность плавания — 6000 миль; вооружение — 26 крылатых ракет «Томагавк», 16 противолодочных ракет «Асрок» и 80 зенитных. Всего — 122 ракеты в двух модулях.

Добавим, что в 2000-2011 годах все крейсеры типа «Тикондерога» были модернизированы для обеспечения возможности применения ракет-перехватчиков SM3. Эти ракеты позволяют при помощи наведения с радара системы «Иджис» поражать заатмосферные цели на дистанции в 500 км и на высоте до 160 км.

Возникает вполне закономерный вопрос: каким «краем» этот, вооруженный до зубов, современный военный корабль касается борьбы с пиратами, и где тут прикажете искать «миротворчество»?! «Томагавки», — против сомалийских, в основном, резиновых моторных лодок? Или, может быть, это африканские пираты уже обзавелись современными ракетами (вплоть до баллистических), раз уж приходится так противостоять?

Естественно, возникают и другие вопросы, впрочем, в этом же контексте. Правда, многие вопросы отпадают сами по себе, если учесть (из этого, кстати, американцы секрета и не делают), что «Монтерей» был направлен в европейские воды в рамках реализации «поэтапного адаптивного подхода» администрации США к формированию европейского сегмента глобальной ПРО.

Первый этап этой программы предусматривает размещение в Адриатическом, Эгейском и Средиземном морях группы американских кораблей, превращающих эту зону в милитаризованную. По официальной американской версии, корабли могут также выдвигаться и в Черное море «в случае необходимости», например, «при обострении ситуации в регионе».

Интересно, какой «ситуации», и при каком «обострении»? При ситуации, похожей на провокации США на Севере Африки, «обеспечившие» смену власти в Египте и войну в Ливии? Не мешало бы уточнить.

Они и уточили. Согласно заявлению начальника управления по ракетной и ядерной обороне Пентагона Джона Плама, сделанному в начале марта 2011 года, основная задача «Монтерея» — заложить основу для развертывания программы по противоракетной обороне. «Это первая конкретная демонстрация наших намерений, намерений сил союзников и партнеров в Европе. Мы сказали, что мы собираемся сделать это, и мы это делаем»,— заявил Плам.







  • «Безопасный город» — один из ключевых пунктов программы Сергея Гриневецкого. Являясь первым заместителем председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны, он видит эту проблему как профессионал, системно, определяя ключевые факторы жизнеобеспечения города. Здесь и качество продуктов питания, и качество воды, и санитарная гигиена, и соблюдение ПДД...>>>
  • Совершенно очевидно, что действующая система управления дает очень серьезные пробуксовки, очень много бюрократии. И «его величество бюрократ» — он становится почвой для коррупции и барьером в диалоге власти и населения…>>>
  • Малиновский район — не только колоритная Молдаванка, Промзона с крупнейшими предприятиями или типовая застройка «Черемушек». Это и пять поселков — Ленпоселок, Дзержинка, Сахарный — окраины, где жизнь отличается от ритма «большого города». Находясь в стороне от главных магистралей и оживленных улиц, не так заселенные, как спальные районы — эти места зачастую обделены вниманием властей…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>