Час пик
Быстрый переход:




Сергей Гриневецкий: «В изучении истории Великой Отечественной войны необходимо уйти от идеологических штампов» | Страница 1

Автор: Записал Федор Артеменко




В последнее время некоторые исследователи бросились из крайности в крайность. Коллаборантов стали представлять поголовно как борцов с большевизмом, а об оккупационном режиме стали писать чуть ли не как о более гуманном (по сравнению с советским) режиме. Как будто не было сожженных сел, казней заложников, голода, безработицы, разрушений, насильственного угона в Германию…

 

Выросло не только поколение, не знавшее войны, но и поколение, не знающее, что такое Советский Союз, КПСС, комсомол. Они судят о прошлом либо по рассказам своих отцов и дедов, либо получают об этом информацию из телевидения, Интернета. К сожалению, государство полностью устранилось от вопросов исторического, вернее даже историко-патриотического воспитания. И это очень сильно заметно по молодежи.

 

На прошедшей неделе наша страна отметила трагическую дату — 70‑летие нападения фашистской Германии и ее союзников на Советский Союз, ставшее началом Великой Отечественной войны. Не прекращавшиеся последние 20 лет споры о войне в последние годы обрели качественно новый характер. Каждый из участников дискуссии ищет свою «правду о войне»: одни клеймят честолюбивых или бездарных военачальников, не жалевших людей, другие воспевают коллаборационистов, сотрудничавших с оккупантами, третьи пытаются доказать, что Сталин — гений, четвертые вообще отвергают термин «Великая Отечественная война».

Увы, как и во всех спорах последнего времени, в споре о войне слишком много политики и слишком много эмоций, а меньше всего желания прийти к определенному компромиссу, основанному, прежде всего на изучении документов и фактов. Почему так происходит? В поисках ответа на данный вопрос редакция обратилась к Сергею Рафаиловичу Гриневецкому — первому заместителю председателя Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны.

— Прежде всего, надо определиться с тем, что мы понимаем под термином «правда о войне». В последнее время этот термин стал особо модным на постсоветском пространстве. Заметим сразу, что в западной историографии этот термин практически не применяется, хотя и там время от времени выходят книги, раскрывающие неизвестные доселе страницы истории Второй мировой войны. В качестве примера можно привести вышедшую недавно в ФРГ сенсационную книгу «Солдаты», которая, по мнению журнала Spiegel, окончательно похоронила миф о якобы незапятнанном в преступлениях против мирного населения вермахте. У нас же «правда о войне» превращается в предмет ожесточенных споров. Складывается впечатление, что в исторической науке и в общественном сознании идет своеобразная гражданская война. Почему?

— Во-первых, действительно, в литературе советского периода, в том числе и, в мемуарной, было очень много недосказанного, многое подвергалось цензуре, значительный пласт документов был скрыт от исследователей. Поэтому сегодня многие исследователи идут по пути поиска сенсаций. На основании отдельных документов, часто выдернутых из контекста, делаются далеко идущие выводы. В итоге так называемая «правда о войне» зачастую превращается в обыкновенную чернуху, а переоценка и переосмысление — в передергивание фактов. Я не говорю, конечно, обо всех без исключения исследователях. Мне за последнее время приходилось читать разные книги о войне, среди них есть и серьезные, основательные исследования, с солидной документальной базой, а есть и поверхностные, когда те или иные факты просто подгоняются под уже придуманную схему.

Во-вторых, война представлена была, в основном, в воспоминаниях полководцев. Очень слабо присутствовала война глазами простого солдата, своего рода «солдатская правда», пусть даже эта правда и отличается от лакированной картины, созданной официальными историками. Те, кто не пережил войны, не понимают насколько это страшная и жестокая вещь. Такая правда, какой бы она ни была, никоим образом не умаляет подвига солдат. Сейчас, с очевидным запозданием, пытаются восполнить этот пробел. Такую работу необходимо только поощрять.







  • Есть вопросы регионального уровня, которые тоже надо решать, но опять же, они из региональных должны переходить в общегосударственные…>>>
  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • По самым скромным подсчетам только в Одессе в общежитиях проживает порядка 60 тысяч человек. Причем живут они не в лучших условиях, зачастую с риском вообще остаться на улице. И такие случаи бывают…>>>
  • Представителям Фемиды из Приморского райсуда Одессы мы посвятили не одну публикацию. Причем, как догадывается читатель, эти публикации были отнюдь не из самых приятных. Но, увы, «маємо те, що маємо». Причем, как правило, это — тотальное нарушение закона, с которым мы сталкиваемся всякий раз, чем и вызвано обилие наших публикаций…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>