Час пик
Быстрый переход:




Лес рубят… «Щепкины» летят... | Страница 1

Автор: Александр Кумбарг




ХХ век был весьма богат на переименования: массовые «перекройки» географических названий затронули добившихся независимости азиатских и африканских стран, территорий Европы, бывшего Советского Союза, а потом и постсоветского пространства. Параллельно с переименованиями городов и весей, естественно, меняли таблички и на площадях-улицах.

Одессу волна тотальной замены начала захлестывать с 20‑х годов прошлого века. И в значительной степени эти «ноу-хау», как известно, носили ярко выраженную политическую окраску. Хотя вообще-то простейшие и основные функции топонимов отнюдь не жесткие идеологические ориентировки, а создание адресов и ориентировка в пространстве. «Где эта улица, где этот дом?..» (песня из кинофильма «Юность Максима»).

 

Все ли «ренессансы» ко двору?

 

Итак, в эпоху СССР в роли одесской топонимической концепции была генеральная линия партии — прославление революционеров, революционных событий, Компартии… Правда, стопроцентного характера у нее не было, оставалось место и для Дерибасовской, Садовой, Приморского бульвара... Да и саму Одессу не додумались «обозвать» именем какого-нибудь прославленного большевика.

В 90‑е годы волна покатилась обратно. И в независимой стране вот уже два десятилетия переименования улиц, площадей и переулков — одно из любимых занятий одесских властей. По этому «хобби» Одесса — один из лидеров в Украине. В одних случаях возвращают старые названия, в других — одаривают новыми, в третьих — переименовывают новые названия на... Ну, и т. п.

Разумеется, этим гораздо проще заниматься, чем ЖКХ или экологией. Расходуемые же средства на замену табличек, затраты и неудобства для проживающих и работающих на «реставрируемых» улицах мало заботят власть имущих. Как и допускаемые вопиющие грамматические ошибки в названиях. Хотя названия улиц, вообще-то, — не надписи на заборах…

В то время как во многих городах страны власти не спешат менять таблички, в Одессе давно уже исчезли с карты города Ленин и Маркс, Энгельс и Роза Люксембург, Киров, Воровский и Ворошилов, Тон Дык Тханг и Чичерин, Петр Великий и Фрунзе, Советская Армия и Ленинская Искра... Вместо них частично вернулись старые названия. Добавились на карту (и снова без политики не обошлось) новые имена: Грушевский, Винниченко, Пилип Орлик, Чорновил, И. и Ю. Липы… И даже Шухевич, как известно, на время появлялся.

«Смена вех» продолжается и сегодня. Власть поменялась, и покатилась очередная новая волна «идеологической зачистки», начиная с улицы Варламова, снова ставшей Пионерской… Ну, а самая резонансная сейчас идея — переименовать улицу Ивана и Юрия Лип.

Огромная пестрота топонимической картины города… Каких только красок здесь нет?! Нет единых красок… Отчетливая внятная концепция городской топонимики за двадцать постсоветских лет так и не создана. Преимущественно есть только «экспроприация экспроприаторов» — переименование ранее переименованных урбанонимов.

А по каким правилам, критериям предоставлять новые названия? По каким параметрам возвращать старые? Что должно служить основанием, чтобы название не трогали? Как придать топонимике некую стройность, разумную системность? Как избегать хаоса, анархии? Каким должен быть механизм участия общественности?

Вопросов без ответов очень много.

Триумфальное возвращение старых наименований вроде бы во многих отношениях дело хорошее, топонимически обоснованное, модное. Еще в советские годы многие официальные названия одесский народ заменял в повседневном общении на былое. Вместо тяжело выговариваемого «Площадь 1905 года» многие горожане произносили «Тираспольская», вместо «Красной гвардии» — «Торговая», вместо «Сквера имени Чарльза Дарвина» — «Пале-Рояль», вместо… Но всегда ли «ренессансы» ко двору?







  • Имея выгодное географическое положение, самую протяженную среди Черноморских стран длину береговой линии и морских границ, развитую сеть портов, автомобильных и железных дорог, серьезный научный и образовательный потенциал для развития морской отрасли в целом, Украина значительно ослабила свои позиции в Черноморско-Азовском регионе и других регионах Мирового океана…>>>
  • Еще в 2006 году Сергеем Гриневецким была выдвинута идея разработки Государственной программы спасения и развития одесских лиманов — Хаджибеевского, Куяльницкого, Большого Аджалыкского, Аджалыкского и Тилигульского. Этот проект получил самую широкую поддержку со стороны ученых, экологов, общественности…>>>
  • Законотворчество — основной приоритет деятельности депутата и одновременно главный итог его пятилетней деятельности в стенах парламента. У народного депутата Сергея Гриневецкого этот итог внушительный: 55 подготовленных законопроектов и 88 депутатских запросов (депутатский запрос — официальное требование народного депутата к органам власти, для направления которого требуется поддержка Верховной Рады)…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Если у вас захотят отнять жилье, не имея на то убедительных и документально подтвержденных оснований, совсем не обязательно, что вас защитит суд. Может случиться и наоборот: суд примет в производство дело, не имея никаких оснований для возбуждения производства. И вы проиграете в этом неправедном суде. А того факта, что судья наплевал и на ваши права, и на саму букву закона, никто не заметит. Ни в апелляционной инстанции, ни в Высшем суде. Называется это одним именем — произвол. Но это — не просто реалии наших будней. Это — «картинка с натуры»… >>>