Час пик
Быстрый переход:




Величие прошлого проявляется в самом обыденном… | Страница 1

Автор: Алексей Лосинец




В этой истории нет ничего необычного, может быть, кроме одного — в ней необычно все, потому что в жизни этих людей — история целой эпохи. Той эпохи, о которой мы стали забывать, и той эпохи, о которой молодые люди знают все меньше и меньше. И еще одно необычное — 60-летний юбилей совместной жизни совсем недавно отметила эта пара. 60 лет в любви и согласии, в уважении друг к другу. Наверное, в этом и есть секрет подлинного счастья. И в нем тоже нет ничего необычного, только не каждому это под силу…

«В детстве я мечтала стать врачом… но это было до войны. Мне было 13 лет, когда война началась. И детство вместе с ее началом сразу закончилось — с 18 июля 1941 года моя семья оказалась в оккупации в городе Дно Псковской области. Не дай бог никому пережить такое…», — со слезами вспоминает Лера Васильевна. На ее глазах во время оккупации немцы повесили мужа родной тетки, который был коммунистом и председателем колхоза.

Вспоминает и историю семьи двоюродной сестры Зои, жившей в доме родителей Леры Васильевны. Не выдержав ужаса оккупации, несколько семей местных жителей (вместе с родителями Зои) подались с детьми к партизанам, но найти их не смогли, и вынуждены были вернуться обратно. Это заметили местные полицаи и староста. Беглецов арестовали как раз накануне боев за освобождение Псковщины (в феврале 1944 года). Детей и родителей разделили: детей отправили домой, а взрослых сожгли заживо в тюремном каземате…

— Я уже не хотела становиться врачом, — продолжает Лера Васильевна, — крови боюсь до сих пор… Поэтому после войны и после окончания школы поступила в Псковский пединститут, где и встретилась в 1949 году с Владимиром Ивановичем Макаровым, с которым в этом году 23 июня мы и отметили 60‑летний юбилей семейной жизни.

Познакомились мы на танцах в Доме офицеров в Пскове. Тогда он был старшим лейтенантом, служил десантником в военном гарнизоне, а я — студентка.

В 1951 году Владимир и Лера зарегистрировали брак, и начался период странствий. Владимир был специалистом в области военного строительства. Только строительство было особое — ракетно-испытательные полигоны, шахты для ракет, закрытые военные городки. Астраханские степи, Красноярский край, таежная глухомань и озеро Балхаш, Семипалатинск (о котором рассказывают страшные истории, и о котором Владимир Иванович вспоминает как о лучших годах своей жизни — потому что так это и было на самом деле — без «вселенских ужасов», которые приписывают этому советскому прошлому его недобросовестные историки).

— Мы были строителями для ракетчиков, — рассказывает Владимир Иванович. — Были командировки: в Благовещенске строили ракетный полигон, в Назарове — подземно-ракетный комплекс, строили и Байконур, и Мирный. Кстати, Назаровский подземный завод во время войны полностью обеспечивал боеприпасами всю Сталинградскую битву. Там мы строили железную дорогу. В Улан-Удэ мы строили командный пункт для Генштаба Вооруженных Сил. Кроме того, занимались подземной прокладкой кабеля от Улан-Удэ до Владивостока.

С волнением и восторгом он вспоминает первые запуски ракет в космос. Сегодня — это будничное дело, а тогда — они были первыми очевидцами начала великой эры освоения космоса, дорогу в которую первым проложил Советский Союз.

В 1979 году, закончив службу в звании полковника, Владимир Иванович с семьей переезжает в Одессу. Но отсиживаться на военной пенсии (а по тем временам она была очень достойной) просто не смог, и пошел на работу заместителем директора строительного комбината «Одестрансстрой», занимавшимся транспортным строительством, где и проработал четыре года.

В 1983 году ему предлагают занять должность директора пляжа «Аркадия» — и на двадцать лет он становится здесь бессменным руководителем — до 2003 года, одновременно — начальником строительной группы пляжей «Отрада», «Дельфин», «Аркадия» и пляжа на 13 станции Большого Фонтана. Только в 2006 году, на 63 году трудового стажа он окончательно уволился.







  • Изношенные сети — это проблема не только Одессы. Она уже давно обрела масштаб национального бедствия…>>>
  • Имея выгодное географическое положение, самую протяженную среди Черноморских стран длину береговой линии и морских границ, развитую сеть портов, автомобильных и железных дорог, серьезный научный и образовательный потенциал для развития морской отрасли в целом, Украина значительно ослабила свои позиции в Черноморско-Азовском регионе и других регионах Мирового океана…>>>
  • Теперь молодым приходится рассчитывать только на себя, в лучшем случае — на помощь родителей. И в вопросе жилья также. Накануне экономического кризиса Украина переживала строительный бум. Но он не решил жилищной проблемы…>>>
  • Украинский суд, как показывает практика, — не просто самый несправедливый в мире. Он еще и проявляет завидный правовой нигилизм. То есть сам суд, как бы призванный строжайшим образом следить за соблюдением законов, на эти же нормы закона банально плюет…>>>
  • Статистика для того и создана, чтобы ее искажать в угоду чьим-то интересам. И если бы это была только одна проблема у судебной власти, мы бы жили в правовом государстве, или… (как там его называет наша Конституция?)! Однако, на самом деле у нас такой ворох проблем в судейской системе, что с ними уже никакая реформа не справится, и ни один человек. Во всяком случае, этот «ворох» только разрастается и разрастется, но решать проблемы по существу никто на самом деле не берется…>>>