Час пик
Быстрый переход:




64 похода, и каждый поход — подвиг! | Страница 1

Автор: Виталий Орлов, преподаватель ОНУ им. Мечникова




О 73 днях героической обороны Одессы написано большое количество книг, статей. Но нередко остаются в тени, а то и вовсе неизвестными имена тех, кто отстаивал бастион на берегу Черного моря. Хочется вывести из такой тени имя замечательного флотского офицера Алексея Матвеевича Гущина. Около двух часов ночи 22 июня его, командира крейсера «Красный Кавказ», позвал дежурный по кораблю.

— Товарищ капитан второго ранга, в главной базе объявлен большой сбор! — доложил он.

— Объявить боевую тревогу! — приказал командир «Красного Кавказа».

Спящий корабль вмиг пробудился. Стук быстрых шагов матросов возвестил о том, что экипаж занимает свои боевые посты. Через две минуты после объявления боевой тревоги старший помощник капитан-лейтенант Агарков доложил:

— Крейсер «Красный Кавказ» к бою готов!

Так капитан II-го ранга Алексей Матвеевич Гущин и команда его родного противолодочного крейсера «Красный Кавказ» встретили Великую Отечественную войну.

В первые недели войны крейсер под руководством с А. М. Гущина перевозил по тысяче, две и более человек. При этом «Красный Кавказ» не терял своей боевой мощи. Все это происходило до тех пор, пока в ночь на 11 сентября крейсер не получил приказ выйти в Одессу и огнем своей артиллерии поддержать войска оборонительного района. В пути многие матросы и офицеры обратились к командиру с просьбой направить их на выполнение самых сложных заданий. Комсомолец Юрченко писал: «Я буду твердо стоять на посту в любых условиях боя. Даже если мне будет угрожать смерть, я не сойду с поста. Я готов умереть за Родину, за свободу народа, но выполню задание с честью».

На рассвете того же дня крейсер подошел к побережью между Аркадией и Большим Фонтаном, имея своей задачей поддержку войск Южного сектора. Корабельной артиллерии предстояло вести огонь по скоплениям живой силы и техники противника, находившимся в деревне Ильинка под Одессой, в местности, совершенно не просматриваемой с моря. Чтобы обеспечить успех стрельбы, был высажен на берег и переброшен на передовую корректировочный пост под командованием старшего лейтенанта М. И. Мартынова.

Появление крейсера у берегов Одессы на левом фланге нашей обороны встревожило командование противника; его авиация дважды атаковала корабль, но безуспешно: зенитчики крейсера сильным огнем прогнали вражеские самолеты. Вскоре поступили необходимые сведения с корректировочного поста. Как только были установлены координаты района сосредоточения вражеских подразделений, заговорили орудия главного калибра «Красного Кавказа». Снаряды буквально разметали пехоту противника.

После этого начались постоянные рейсы по маршруту Одесса-Севастополь. А во второй половине сентября Алексею Матвеевичу был отдан новый приказ, в котором командование флотом ставило еще одну задачу: на этот раз крейсеру предстояло высадить в районе села Григорьевка подразделения 3‑го полка морской пехоты.

— Выходит, десант? — удостоверился капитан.

— Десант, — подтвердил начальник штаба флота контр-адмирал Елисеев.

Вскоре немцы были выбиты из соседних сел Старая и Новая Дофиновки, что позволило к концу дня 22 сентября освободить от фашистов весь восточный берег Аджалыкского лимана. Осуществление этого прорыва было бы невозможно без огневой поддержки кораблей, ведомых «Красным Кавказом».

Последний поход в Одессу «Красный Кавказ» совершил 13 октября. Подходила к концу героическая оборона города. «Красный Кавказ» вышел в море, сопровождая крейсеры «Червона Украина» и четыре эсминца. Несмотря на шквальный ветер и волну в 6 баллов, моряки мужественно шли вперед. Пока, стоя на рейде, Гущин ждал последующих распоряжений, «Красный Кавказ» был атакован немецкой авиацией. Атаки следовали одна за другой и отличались крайним ожесточением. Но каждый раз командование корабля разгадывало замыслы врага, и судно каждый раз выходило из-под ударов. Ни одна торпеда, ни одна бомба не попали в крейсер.







  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Выборы в местные советы должны проходить стопроцентно по мажоритарным округам. Особенно это стало понятно сейчас…>>>
  • Лифты — проблема любого крупного города. К сожалению, неприятных, а порой и трагичных, ситуаций с лифтами становится все больше, и, по мнению С. Гриневецкого, этот вопрос заслуживает отдельного детального обсуждения…>>>
  • Ситуация с украинской нефтепереработкой напоминает известный стишок про десять негритят. Правда, на заре независимости полноценно работающих нефтеперерабатывающих заводов в Украине было не десять, а шесть, но сути дела это не меняет. Как и в случае с негритятами, НПЗ последовательно прекращают свою жизнедеятельность…>>>
  • Вступление в ЕС многим в Украине кажется сродни вхождению в Царство Божие. В то же время нынешний кризис, в который все глубже погружается европейская экономика, заставляет в этом усомниться. Особенно интересно для нас посмотреть на судьбу стран, которые вступили в ЕС сравнительно недавно…>>>