Час пик
Быстрый переход:




Проливы беспокойства | Страница 2

Автор: Виталий Саражин, полковник запаса






Конвенция ликвидировала предусмотренную Лозаннской конвенцией Международную Комиссию по проливам с передачей ее функций правительству Турции.

Следует отметить, что Турция, сохраняя формальный нейтралитет в годы Второй мировой войны, все же, в силу симпатий своего руководства к рейху, не могла запретить проход через Босфор и Дарданеллы немецких и итальянских военных судов. Действительно, линкоры, крейсеры и даже эсминцы этих стран не проходили через проливы, однако лишь потому, что надобности в этом у держав оси не было. У Италии и так не хватало боевых кораблей для противодействия британскому флоту в Средиземном море, а у немцев там своих надводных кораблей вообще не было. Однако, германские минные заградители, тральщики, корабли ПЛО, десантные суда, военные транспорты всех видов сотнями ежегодно в 1941—1944 годах проходили через Босфор. При этом, чтобы формально соблюсти конвенцию Монтре, эпизодически демонтировалась и складировалась в трюмах часть артиллерийского вооружения.

А уж после распада СССР и прихода к власти национальных правительств в России и Украине турецкие правители стали пытаться в одностороннем порядке изменить статьи конвенции Монтре. Так, 1 июля 1994 года Турция ввела новые правила судоходства в проливах. Согласно им, турецкие власти получили право приостанавливать судоходство в проливах при проведении строительных работ, включая подводные бурения, тушение пожаров, научно-исследовательскую деятельность и спортивные мероприятия, акты спасания и оказания помощи, мероприятия по предотвращению и устранению последствий загрязнения морской среды, операции по расследованию преступлений и аварий и в других подобных случаях, а также право вводить обязательную лоцманскую проводку там, где власти сочтут это необходимым.

Корабли длиной свыше 200 м должны были проходить проливы в светлое время суток и обязательно с турецким лоцманом. Турецкие власти получили право проводить досмотр торговых судов, прежде всего танкеров, на предмет их соответствия национальным и международным эксплуатационно-экологическим стандартам. Введены штрафы и другие санкции за несоблюдение этих стандартов — вплоть до отправки судна обратно, ограничения стоянки (заправки) в примыкающих портах и др.

Еще в феврале 1996 года вопрос о неправомерности введения Турцией Регламента судоходства в проливах был поднят на заседании Комитета по экономическим, торговым, технологическим и экологическим вопросам Парламентской Ассамблеи стран Черноморского экономического сотрудничества.

В октябре 2002 года в Турции была принята новая инструкция о применении правил судоходства в проливах. Теперь крупнотоннажные суда должны проходить Босфор только в светлое время суток и со скоростью не более 8 узлов. А суда с «опасным грузом», по новым правилам, должны предупреждать турецкие власти о прохождении Босфора за 72 часа (от Новороссийска до Босфора — 48 часов ходу, от Одессы — еще меньше, — авт.). Если же предварительная заявка поступила не вовремя — неминуемы простои, задержки, повышение транспортных расходов.

Турки периодически устраивают, мягко говоря, инциденты при прохождении проливов, в основном, военных судов, сначала СССР, а затем, — России (украинские корабли, как экзотические гости, проходят, как правило, беспрепятственно). К примеру, 15 марта 1983 года тяжелый авианосный крейсер «Новороссийск» (были когда-то и мы «рысаками») вошел в Босфор. В проливе его сопровождали три турецких ракетных катера, три больших патрульных катера, а также два разведывательных судна с корпусами черного и белого цветов, создавая нервозную обстановку. А в 2003 году турецкий катер попытался помешать проходу большого десантного корабля «Цезарь Куников» ЧФ РФ и потребовал по УКВ остановиться. Командир корабля капитан 2 ранга Сергей Синкин ответил: «Не мешайте моим действиям». На палубе развернулись автоматчики — морпехи, экипаж по тревоге занял боевые посты. Подействовало…







  • Когда в 2005 году мы шли на выборы в местные советы, мы первые подняли вопрос о Хаджибеевском, Куяльницком, Григорьевском, Тилигульском лиманах — вообще о системах лиманов вокруг Одессы и их критическом состоянии. На нас тогда смотрели с удивлением, дескать, «Зачем им это нужно?!». А мы понимали, зачем. Мы знаем, что представляет собой этот природный ресурс, какое это богатство, и как мы не умеем им нормально распорядиться…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • В начале 90‑х, когда начинались реформы, нас уверяли в том, что «рынок все решит». Но рынок не решил…>>>
  • В иные времена о таких людях писали очерки, потому что на них земля наша держится — не на «дерзких» и «сильных», с ярко выраженным «хватательным» инстинктом, а на таких вот «незаметных» тружениках и труженицах, тихо делающих свое дело, и так же незаметно создающих общественные блага… Поклониться бы ей — за это ее чистое и светлое служение обществу. Так нет же! Именно по этому — самому драгоценному — и был нанесен жестокий и страшный удар…>>>
  • Бахмачский районный суд Черниговской области приговорил судью одного из городских районных судов Сумской области к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности, связанные с отправлением правосудия на 3 года за получение взятки и вынесение заведомо неправосудного решения…>>>