Час пик
Быстрый переход:




Что нам стоит дом построить? «Откати» — и будет дом! | Страница 3

Автор: Алексей Лосинец






Аналогично и архитектор. Его «набор» — это личный опыт — например, стаж работы помощником архитектора, стажировка в соответствующих учреждениях, участие в проектировании на правах члена архитекторского коллектива и т. п. Кроме того, существует целая система повышения квалификации, получения специальной подготовки (например, в области работ по сейсмостойкости) и т. д. Все это должно присутствовать, ведь и архитекторы, и инженеры-проектировщики, и строители работают в комплексе, и несут равную ответственность за качество произведенной работы.

Впрочем, в этой ответственности есть изъяны, связанные с несовершенством нормативной базы. Так, архитекторы несут ответственность за одно, инженеры-проектировщики — за другое, что нередко создает коллизии, при которых, например, придание зданию каких-то эстетических и стилистических особенностей бывает просто невозможным, хотя это не наносит ущерба техническим характеристикам здания и его сейсмостойкости.

Разработка более совершенной строительной нормативной документации, в связи с этим, требует в первую очередь заинтересованности государства — здесь уже вопросы развития отрасли и ее науки, которые пребывают не в лучшем состоянии.

Состояние научно-технической базы, специализированных лабораторий вузов и НИИ из-за недостаточного финансирования не могут дать необходимого динамизма развитию строительной индустрии. Большая часть оборудования НИИ и лабораторий — устаревшая, требует обновления и модернизации. Это накладывает свой отпечаток и на уровень подготовки специалистов, к чему у нас немало претензий. Кроме того, Украина не способна использовать как европейский, так и мировой опыт в строительстве, поскольку у нас до сих пор существует определенная разница по качеству изготовляемых и используемых материалов и технологий, что также требует детального изучения.

 

Закон… во имя коррупции!

 

Недавно вступивший в силу закон об упрощении разрешительных процедур в строительстве, который формально упростил систему строительства от начала и проведения строительных работ до сдачи объекта в эксплуатацию, свел процесс согласования с четырех десятков инстанций до 16‑ти.

Но вот что получилось: закон не упросил, а наоборот (как отмечают специалисты) усложнил систему прохождения процедур. Есть ряд разрешительных местных документов, имеющих определенный срок. Непосредственно проект планируемого объекта выносится на утверждение исполкомом, после этого — на сессию горсовета (с учетом вердикта градостроительного совета, в котором более 20 архитекторов). После детального рассмотрения проекта, закон предусматривает прохождение документации через столицу. Документы (пока проект дойдет до согласования) могут банально устареть. А для того, чтобы все проходило более-менее «гладко», нужны… дополнительные затраты.

Сами понимаете, какие… Одним словом, «упрощение» прохождения согласований теперь чуть ли не официально свелось к упрощению коррупционной составляющей!

Опускаемся с уровня Киева и законов, регламентирующих строительство к разрешительной системе в Одессе и области. Здесь все упирается в местное руководство. Для того чтобы в городе возвести объект, данный вопрос необходимо согласовать с мэрией, в том числе с Управлением капитального строительства горсовета, Главным Управлением архитектуры и градостроительства Одесского горсовета, с Управлением земельных ресурсов Одесского горсовета, и получить личное «добро» мэра или его заместителя, курирующего строительство.

Однако, несмотря на то, что законы изменились, чиновник по-прежнему «на высоте», и действует по принципу «тащить и не пущать». То есть, чиновники искусственно создают препятствия, чтобы строители исправно платили, как и раньше: взятки, откаты и прочая, прочая, прочая. Этому же способствует и несовершенство строительной нормативной базы. Система неразрушаема, активно действует, и никакие законы ей не указ.

Так что ничего не изменилось. Хотя нет, изменилось. Инстанций стало меньше, зато в тех, которые оставили, «ставки» умножились. И теперь за те же согласования и прочие разрешительные документы суммарно нужно платить больше, чем вчера. Так что стоимость строительства растет, и «жадный прораб» здесь — самый мелкий хищник. Поэтому все нужно начинать сначала — с борьбы с коррупцией по всей вертикали — от столицы до областного и районного центра, а не наоборот.







  • Мы живем в самом прекрасном городе на земле — Одессе. Ее воспевают поэты и художники, им восхищаются гости города. Но есть еще Молдаванка и Ближние Мельницы, Ленпоселок и Бугаевка, другие микрорайоны, где не всегда из кранов идет вода, где улицы в дождь превращаются в бурные реки, где далеко не всегда есть то, что называют «благами цивилизации»…>>>
  • Наш город славен прекрасной архитектурой. Мы гордимся тем, что Одессу строили ведущие архитекторы прошлого. Но, увы, многие из этих зданий находятся в плачевном состоянии. Забота о культурном наследии Одессы всегда являлась приоритетом для Сергея Гриневецкого…>>>
  • По просьбам одесситов мне неоднократно приходилось выступать с депутатскими обращениями по вопросам работы ЖКХ к органам власти, как центральным, так и местным. И вывод, к которому я пришел, очевиден. Главная задача — сформировать такие условия, когда коммунальные предприятия сами будут бороться за своего потребителя, стремясь предоставить ему качественные услуги…>>>
  • На прошлой неделе были осуществлены работы по перезахоронению первых пяти могил с территории аварийного Григорьевского кладбища на новое место. 14 января для проверки качества выполняемых работ на территорию Южненского кладбища, куда и производится перезахоронение умерших, выехала инициативная группа, в состав которой входят родственники и близкие захороненных. Увиденное их поразило…>>>
  • Неся бремя объективного аналитика и наблюдателя за нашей судебной системой, мы все чаще приходим к печальному выводу, что «черные мантии» — главные фигуранты в сомнительных делах, когда права человека растаптывают, буква закона попирается, а судебное решение несовместимо с понятием справедливости. «Раздутый миф» об «успехах» реформирования судебной власти является ярчайшим примером подлинного кощунства по отношению к праву в целом и его судебной системе, в частности. Классический тому пример — дело Н. Х. Кошура…>>>